×
Понравилась эта статья?
Больше интересного через
Facebook
– подпишитесь!
Домашний Очаг Kazakhstan
18+

Мамина школа: Мэй Маск – о том, как вырастить миллиардера

Мэй Маск 69 лет. Она модель, диетолог, дважды магистр наук. Была на обложках Elle и New York Magazine, фотографировалась для Vogue и Vanity Fair, участвовала в Неделях моды в Нью-Йорке и Милане. Снималась в рекламе CoverGirl, Clinique, Revlon и появилась в клипе Бейонсе на песню Haunted. Мэй одна вырастила троих детей – сыновей Илона и Кимбала и дочь Тоску.

Илон Маск – самый известный бизнесмен и инноватор нашего времени, миллиардер, основатель PayPal, Tesla и SpaceX. Тоска Маск – кинорежиссер и активист. Кимбал Маск – ресторатор, инвестор и филантроп. Если кто и знает, как воспитать успешных детей, так это мама Мэй.

О браке и разводе

Мэй Холдеман родилась в Канаде и выросла в ЮАР, она одна из пяти детей в своей семье. В 21 год стала финалисткой конкурса «Мисс Южная Америка», в 22 – вышла замуж за инженера Эррола Маска, родила троих детей-погодок. Училась на диетолога и подрабатывала моделью. Ее брак с Маском продлился девять лет. «Сложнее жить в несчастливом браке, чем быть матерью-одиночкой», — считает она.

«После развода я уехала из ЮАР в Торонто. Это были трудные годы. Одна с тремя детьми, без денег. Дети проливали молоко, и могла разрыдаться из-за этого – купить новое было не на что. Мы заехали в жуткую съемную квартиру и оттирали ее три недели. Тоска все еще помнит, как я поранилась тогда, и она сказала мне: «Мама, если ты испортишь руки, не сможешь работать моделью, и будет еще хуже».

В Торонто семья оказалась, потому что так решили дети. «Когда Илону было 17, а Тоске 15, они захотели переехать в Канаду — моя семья оттуда. Я сказала нет, потому что собиралась получить докторскую степень в Йоханнесбурге, и там было много предложений по работе. Мы с Илоном решили съездить в Канаду в гости, и пока нас не было, дочь продала дом и квартиру, устроила гаражную распродажу моей мебели. Я вернулась — и все, что мне оставалось сделать, это поставить подпись, чтобы завершить сделку. Так что выбора мне дети не оставили. Я подписала бумаги и мы уехали в Торонто – начинать все с нуля». Позже к ним присоединился Кимбал.

О безденежье

После переезда в Торонто Мэй работала на пяти работах. Была научным сотрудником в Торонтском университете, чтобы ее дети могли бесплатно ходить в школу при нем. Давала консультации по правильному питанию и учила позировать перед камерой. Училась сама.

«Первое, что мы купили с моей зарплаты – хороший ковер. И сидели на нем, потому что кресел у нас не было. Второе – компьютер для Илона, и он работал за ним, сидя на полу».

Один из учеников Мэй владел скотобойней и регулярно угощал их мясом, не догадываясь, что сами они не могут его купить. «Каждый месяц он привозил нам большой кусок говядины. Я делила его на несколько частей и мы жарили по кусочку в неделю».

«Сейчас у нас все хорошо – так хорошо, что мы могли бы есть эту жареную говядину хоть каждый день, если захотели бы. Но не будем», – говорит мама-диетолог.

О помощи детям

Мэй помогла Илону попасть в Microsoft, там работал муж одной из ее коллег. Позже устроила сыновей в банк, опять через друзей. Когда дети открыли свой бизнес, отдала им все свои деньги. Но настаивает на том, что они всего добились сами.

«Мои дети рано научились нести за себя ответственность. Я использовала свои контакты, чтобы найти им подработку и чтобы они сами могли копить себе на учебу. Но они всегда выигрывали стипендии и учились бесплатно».

Когда сыновья основали компанию Zip2, Мэй убедила младшего сына Кимбала оставить вторую работу в офисе и сосредоточиться на бизнесе. «Илон жил в Силиконовой долине, а Кимбал приходил в мой офис по ночам, чтобы обсуждать с ним дела. Когда я получила счет за телефон на 800 долларов, сказала сыну – переезжай». Мама Маск и сама летала к сыновьям каждые полтора месяца и помогала во всем – составляла бизнес-планы, оплачивала офисные расходы, покупала еду, одежду и мебель. В 1996-м она потратила все свои сбережения – 10 тысяч долларов – на аренду офиса Илона и оплату его счетов. Мэй говорит, что это было ее лучшее вложение.

Мама Мэй могла не спать до утра, помогая сыновьям распечатывать и собирать презентации для клиентов. «Я однажды очень от всего устала. После работы отвела детей в ресторан и сказала им за ужином, что это — последний раз, когда я плачу за всех нас своей кредиткой. И это действительно был последний раз».

Когда бизнес стал отнимать у Илона и Кимбала больше времени, они попросили Мэй приезжать и помогать чаще – каждую неделю. «Я брала в машину в аренду в пятницу, делала свою работу – съемки или шоу в Сан-Франциско, Сан-Хосе и Сакраменто, – а потом ехала к детям в офис обсуждать бизнес». Все закончилось тем, что мама просто переехала к ним насовсем.

На 50-летие дети не смогли сделать ей хороший подарок и вместо этого дали обещание. «Они подарили мне маленький деревянный дом и такую же машинку, размером со спичечный коробок. И сказали, что когда-нибудь купят мне настоящий». Свое слово они сдержали. Сейчас Мэй водит Tesla и живет в своем доме Лос-Анджелесе, рядом с Илоном и Тоской.

О воспитании

«Я всегда следовала примеру своих родителей – любящих, заботливых, внимательных, очень прямолинейных. Я выросла в счастливой семье и постаралась создать такую же для своих детей. Никакого другого плана не было. И мне кажется, что мои дети стали теми, кто они есть, потому что родились такими. Я просто меняла их памперсы, кормила и помогала им. Я поддерживала их проекты, и дети видели, что у меня самой тоже есть планы и цели».

«Я диетолог, и всегда хотела, чтобы люди вокруг питались лучше. Теперь Кимбал работает над тем, чтобы у школьников из неблагополучных семей была здоровая еда, и это замечательно. Тоска руководит фондом помощи больным муковисцидозом. А Илон хочет спасти эту планету и долететь до другой. Когда я вижусь с ним, всегда говорю: «Меня опять просили передать тебе, что ты у меня молодец!» А он просто вкладывается в свою работу и хочет делать ее лучше других. Мне нравится думать, что его отношение к делу идет из семьи. Я всегда была работающей мамой и до сих пор ей остаюсь».

О моделинге

«Я начала работать в 15. Я всегда интересовалась наукой, съемки для меня были дополнительной работой, и я думала, что со временем оставлю ее. Но не вышло».

«Когда у меня не было няни, а показ длился недолго, я брала детей с собой. Они сидели со своими книжками в первом ряду. Мода их не интересовала, а моя работа им казалась ужасно скучной. Тоске было 11, когда я попыталась вывести ее на подиум. Пока ее одевали и делали укладку, ей это так надоело, что она наотрез отказалась выходить. Я сказала: «Дочь, кажется, это конец твоей модельной карьеры».

«В 28 лет я была самой возрастной моделью в своем городе, участвовала в свадебных съемках как «мама невесты». Когда я переехала в Торонто в 42 года, фотографировалась как «бабушка». Но мне было все равно — надо было кормить детей. Теперь на роль бабушки меня не приглашают — говорят, не похожа. Мне чаще предлагают fashion-фотосессии, и они — мои любимые».

«Сейчас удивительное время. Я никогда не видела, чтобы возрастные женщины-модели получали столько внимания. И это придает нам сил, делает нас смелее — я это вижу! Причем не только женщин моего возраста, но и молодых девушек. Они подходят сделать со мной селфи после показа — и видят, что и в нашей сфере можно работать долго. Главное — не курить. Ничто так не портит кожу, как сигареты».

О старости и новой жизни

«После того, как долго сводил концы с концами и с трудом наскребал деньги на аренду жилья, трудно привыкнуть к финансовой стабильности. Это странное чувство. Я не хочу уходить с работы, хотя и могу. Я получаю от нее удовольствие. Мне кажется, что для меня все еще только начинается, правда. Можете себе представить — мне за 60, а у меня новая жизнь».

«Женщины часто спрашивают меня, как стареть красиво. Ответ простой — нужно меняться вместе с модой. Чем дольше держишься за старые тренды, тем старее выглядишь».

«Фразы «выйти на пенсию» в моем лексиконе нет. Моя мама-художница в 94 года осваивала макбук, чтобы заниматься графическим дизайном. Потому что считала, что надо просто делать то, что любишь, а возраст – не причина останавливаться. Я такая же».

По материалам New York Times, CNBC, Vogue Italia, Harpers Bazaar, Business Insider

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook