×
Понравилась эта статья?
Больше интересного через
Facebook
– подпишитесь!
Домашний Очаг Kazakhstan
18+

Опыт редактора: как решиться на блефаропластику и не пожалеть об этом

Сначала я хотела эту статью написать анонимно. Вроде как некая гражданка Н. тридцати трех лет от роду, пошла и сделала себе пластическую операцию. Да не грудь нарастила, чтобы впечатлять размерами окружающих, а всего-то мешки под глазами убрала, чтобы самолично радоваться отражению в зеркале. И жизнь изменилась и ощущение себя. А потом подумала, вам же нужны живые люди и фото в подтверждение?

Эти глаза не против

Началось все с того, что в двадцать пять лет у меня под глазом образовался маленький мешочек, размером с рисинку. Мило так назвала, а в простонародье это называется отвратительным словом грыжа. Люди стали спрашивать: «Что у тебя под глазом точечка странная?» Дальше – больше. Через год: «Не выспалась? Может быть, тебе почки проверить?» Да что там вопросы интересующихся, я сама стала ощущать себя как поживший и много на своем веку видавший бассет-хаунд!

Стресс, усталость, обезвоживание, инсоляция – что угодно может спровоцировать образование мешков. Но главный фактор – наследственность. И с этим ничего не сделаешь.

 

Глазное дно

Чтобы более или менее прилично сфотографироваться, я просила мужа сделать пятьсот кадров – с нависающей челкой, с поворотом головы в тридцать градусов, в пятьдесят.   Знаете, более выгодный вариант – профиль. А еще лучше – спиной.

Никакие тональные средства не могли кардинально решить вопрос – мешок оставался мешком. Со временем к первому незаметно добавился второй и под глазами у меня уже залегло два мешка, которые жутко меня расстраивали.

Постепенно во мне начал зреть комплекс. Просыпаясь, я думала о мешках, шла к зеркалу и подтверждалось – да , они здесь и никуда им не деться. Никакая кашица из сырого картофеля и сок петрушки не могли повлиять на ситуацию.

Подруга по несчастью

Вскоре ко мне в моих терзаниях присоединилась подруга. Если честно, под ее глазами я не видела столь удручающей картины, но она была более активна в решимости избавиться даже от имеющейся малости. Ей требовался напарник — страшно ведь одной идти на удаление. Мой страх длился восемь лет. Пора, пора решаться. Орбитальная область вокруг глаз явно требовала кардинального вмешательства. Подруга взяла все на себя: проштудировала интернет, обзвонила и обошла все клиники Алматы, познакомилась с врачами. После каждой встречи она присылала мне полный отчет.

В итоге мы определились с врачом и клиникой и я, как астролог, стала подбирать подходящую дату из ближайших. Подруге подобрала, а себе — нет. Для меня подходящие даты были только через пару месяцев. Подруга пошла первая. В разведку. Я была на связи и переживала с ней восстановительный период. Она сказала – все классно, быстро и не страшно.

А еще мне по наследству достались охлаждающие очки – с гелиевыми шариками – изобретением века, как по-моему.

Под лезвием ножа

В операционной фоном играет радио. «Твои глаза – такие чистые как небо» – душераздирающе поет Лобода. «Я тону в твоих глазах, уже нет пути назад» – вторит ей Билан. «Не целуй меня в глаза» – уже будто издевательски запевают вокалистки Виагра. Да что ж такое! Хоть плачь, но я не могу, у меня ватные тампончики.

Я лежу на столе, укутанная зеленой простыней, в шапочке — в открытом доступе только зона глаз. Обезболенная. Да, я не чувствую боли, но все слышу. Как разрезается моя кожа, как сочится кровь и что-то еще происходит под невесомыми руками хирурга. Хорошо, что я не стала смотреть видео о том, как проходит операция(а директ мне давал такой шанс буквально на днях), а то бы я представляла все детально.

«Расслабьтесь!» – говорит мне хирург из-под маски. “А глаза-то у него какие красивые — и без мешков,” — думаю я. Но расслабиться не могу. Я словно прибита к кушетке, руки по швам, ладони – в кулак. Вспоминаю дыхательные расслабляющие техники. Не работает. Хирург пытается меня разговорить: «Вам определенно нужно расслабиться – сильно кровите».

Мамочки! Это странно когда ковыряются у тебя под глазами. Красота требует жертв – стучит в голове. ЖЕРТВ – стучит большими буквами. Дышу, лежу, страдаю морально. Полчаса и меня отпускают домой. Надеваю солнцезащитные очки. Меня под ручку встречает муж. Боюсь чихнуть и пошевелиться. Непонятное чувство. Так и не могу расслабиться.

Подо льдом

“Двадцать минут – лед, сорок минут – отдыхаем». И так весь день. Но я прикладываю лед, а потом делаю рейки (это вид нетрадиционной системы лечения путем наложения ладоней), лед – рейки, лед — рейки.

На следующий день еду на перевязку. Медсестра удивляется, что мне сделали операцию вчера. Синяки отходят – как будто третий день. Я тоже ожидала , что буду выглядеть так, будто меня били ногами (судя по фото подружки), но все оказалось не так печально. На третий день я хожу уже без очков. На десятый – фотографировалась. И в фас и в профиль. Сейчас – хожу без косметики.

Выводы просты: операцию можно было сделать и раньше , а не страдать годами, понимая, что если мешки есть, то иным путем, как хирургическим, их не убрать. Это мой новый взгляд.