×
Понравилась эта статья?
Больше интересного через
Facebook
– подпишитесь!
Домашний Очаг Kazakhstan
18+

Спустя годы: как я получила настоящее удовольствие от секса

09 февраля 2018 Секс

Ира Питерская, автор «ДО»

С первым партнером секс был так себе. Мне было 18, ему лет на пять больше. А может, и на семь. Для меня это был секс ради секса – хотелось наконец приобщиться. Приобщение не подарило радости. «Какая-то фигня», – решила я. И продолжила изыскания.

Потом был Он. Моя первая большая любовь. Мне 22, ему почти в два раза больше. Сейчас я улыбаюсь, потому что понимаю, что ему было сорок – как моим одноклассникам. Сорок – это ни о чем.

Но если тебе 22, а ему 40 – это другое дело. Для меня он был полубог. Да что уж – встреть я его, тогдашнего, сейчас на улице… ай, не знаю. Сослагательное наклонение все-таки не для меня. Секс с ним был нечастым. По пальцам одной руки. Но я была влюблена и ждала этого.

Он – загорелый, крепкий, высокий, с посеребрившей виски сединой – как-то спросил меня деловито: «Ты умеешь кончать?» Я поняла смысл вопроса. И так же деловито ответила: «Сама умею».

«Ясно», – сказал он. И я не поняла, хорошо это или плохо.

Мы расстались без каких-то объяснений на излете лета. Мне долго не хотелось смотреть ни в чью сторону.

Следующим в моем дон-жуанском списке был С. Он был жалким подобием Его. Вместо «джипа» – «ниссан». И вообще – не тот размах. И главное – не про любовь. Но что-то там внутри меня начало раскрываться навстречу жизни. И если бы я в очередной раз не повредила ногу и не загремела в больницу, наверняка однажды наступил бы хеппи-энд.

*** 

Их было двое – два украинца: дядя и племянник. Племяннику было лет 25, он был высокий, гарный хлопец. Громкий и плечистый. Девчонки висели на нем гроздьями. Мне он казался каким-то липким. Дяде было под полтинник.

Не помню, как их звали. Они жили в нашей общаге – последний ее этаж был переоборудован под гостиницу. Гостиница эта соседствовала с тренажерным залом. Мы встретились на этаже, разговорились (они приходились родственниками коменданту и приехали, чтобы сделать ремонт в душе, кажется), потом как-то встретились еще раз. Потом я зашла к ним по пути из тренажерки. Племянника не было. Был дядя. Он достал горилку и сало. Я не пила первое и не ела второе. До этого момента. Тут попробовала.

Дядя был громким и гораздо менее плечистым, чем племянник. Зато у него был живот и полный рот золотых зубов. Он громко шутил.

Короче, мы переспали. Стихийно. Он мне даже не нравился. То есть вообще. И я все понимала про него. Какой я для него подарок. Юная, белокожая, нежная. И он. С золотыми зубами. И запахом горилки. И хлопчик-племянник мог прийти в любую минуту. Опять же.

Это было цунами. Я не знаю, сколько оно длилось. Коэльо говорит, что среднестатистический секс длится 11 минут. Я думаю, тот украинский ураган был раза в три короче статистики.

Он не спрашивал: «Ты кончаешь? Не кончаешь? Где тебе приятно? Как тебе приятно?» Ничего такого. Он просто шел вперед, вперед, вперед. И Розенбаум пел в колонках: «Ночь. Над Невой туман. Львы. Намочили гривы».

Я не успевала дышать. За меня где-то там, в другой Вселенной, дышал Розенбаум:

«Только. Портовый кран. Нам разгружает сливы».

За окном долбил по карнизу дождь. В комнате с распахнутым окном висели серость и сырость этого вечера. Они смешивались с запахом горилки, сала, пота, чего-то еще.

«Мне. Не нужна Москва. Мне. Не нужна Одесса. Видеть бы. Мне дома. В белых. Ночей. Завесе».

Ночь спускалась на город. Я чувствовала свинцовую тяжесть капель дождя у себя на лице. Можно было бы прикрыть окно. В другой жизни можно было бы прикрыть окно.

Дождь. Намочил асфальт.
Дождь. Прыгает по крышам.
На Театральной альт.
Мы из окошек слышим.
Дождь. На моей руке.
Дождь. На листве зеленой.
Дождь. Капли на щеке.

Мне кажется, я не дышала уже тысячу лет. Тысячу лет и еще три года. Совсем чужой мне человек.Он ведь мне даже не нравился. И я же не опьянела даже от полрюмки горилки.

И тут оно случилось. Огненный шар. Он будто взорвался внутри меня. И… остался со мной. Я будто бы поняла, о чем это и как это. И зачем.

И никто никогда больше не спрашивал у меня «Кончаешь?» Я кончала в 100% случаев. Даже если для этого не было никаких формальных причин вроде нестоящего члена. Что уж говорить про остальные случаи. Я быстро оделась. Глотнула воды из стакана. Ополоснула лицо – из зеркала на меня смотрела какая-то не совсем знакомая я. Улыбнулась заговорщически дяде напоследок – он сидел на кровати в семейных трусах и пытался отдышаться. И понятия не имел, какой приз получила я только что. Мы виделись еще не раз. Даже не здоровались. Ни к чему. Ни ему. Ни тем более мне. Он был мне проводником. Я ему – подарком. Миссия выполнена.

Мила:

«Мастурбация меня не очень интересовала, а вот секс был с 19 лет. И я не очень понимала, что такое оргазм, думала, что это «очень-очень приятно» и что со мной это регулярно случается.

…Мне было 25, мы уже почти год каждый день занимались сексом. И это было как гром среди ясного неба, неожиданный взрыв. Оказалось, что это ощущение ни с чем не спутаешь и «приятно» – это мягко сказано. Для меня это было как улететь в космос».

Карина: 

«Я уже была замужем два года, и дочке был год. А мне кажется, что до этого момента я знала, что такое оргазм, если рассматривать его с точки зрения физики, как сокращения матки. Но тот вечер я считаю началом своего женского счастья: муж пришел домой нетрезвый и явно переоценил свои силы, когда решился на секс. Член стоял, но не слишком уверенно. И кончить он не мог, и даже не стремился. И… оказалось, что это то, что мне надо.

Было в этом всем что-то новое – неспешное, расслабленное алкоголем, без гонки за его оргазмом, с не слишком твердым членом. И тут со мной случился оргазм. Самый сильный и яркий за всю мою жизнь. С тех пор у меня нет причины злиться, если у мужа корпоратив».

Ольга:

«Я вообще не помню, чтобы когда-то получала удовольствие от секса. Для меня это всегда было чем-то вроде механизма снятия напряжения. Какое тут удовольствие?

А потом я встретила будущего мужа. И в конце уже он меня спрашивает: «А ты кончила?» Я такие глаза сделала огромные: «А что, это важно?!» А он говорит: «Естественно. Куда без этого!» А я думаю: «Как я жила-то вообще до него? Про мой оргазм никто никогда не спрашивал!»

Мне кажется, в тот момент я поняла: вот тот мужчина, за которого надо замуж выходить. И вышла. И первый оргазм случился. Потому что с таким мужчиной и с таким настроем он не мог не случиться».

Александр Ройтман, психолог и сексолог:

«Вы только на пути к оргазму с партнером? Тогда первое, о чем стоит думать, – контакт. Насколько для вас приемлемо разговаривать с партнером на «вкусные» темы, насколько пересекаются ваши диапазоны приемлемости, насколько вы можете позволить себе обсуждать с мужчиной свой прежний опыт (в частности, опыт мастурбации).

Дальше, выстроив контакт (речь идет о многоступенчатом, многоуровневом построении отношений с мужчиной), можно перекидывать мостик – между вашим опытом оргазма при мастурбации и новым опытом.

Мастурбация приносит яркий финал? Что мешает получить такие же ощущения от секса? Недоверие к мужчине, непонимание мужчины или отсутствие сенсорного мостика: определенное раздражение ведет к возбуждению, другое не ведет, и мужчина раздражает не те зоны, что ведут к оргазму? Это нормально: не все эрогенные зоны и не в любом порядке раздражаемые ведут к оргазму. Это тема научения, продвижения, конструирования в отношениях. Тут два пути: пойдете направо, вернетесь к пункту «контакт» и научите мужчину правильному алгоритму и воздействию на нужные зоны. Кстати, даже просто обсуждение этой темы – огромная школа счастья, плюс это очень сексуально по сути своей!

Пойдете налево и убедитесь: там, где есть любовь, эрогенная зона формируется с нуля. Это не шутка. Доказано, что, если гладить по голове любимую женщину в процессе секса, это может привести к формированию новой эрогенной зоны.

И я не сомневаюсь: выстроите контакт (проведите тест: для вас ведь приемлемо смотреть вместе порно?), перекинете мостик от своего оргазму к оргазму с мужчиной – и счастье будет!»

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook