×
Понравилась эта статья?
Больше интересного через
Facebook
– подпишитесь!
Домашний Очаг Kazakhstan
18+

Существует ли идеальная мама?

20 октября 2017 Дети

У наших родителей такой проблемы просто не было: как именно нас воспитывать. Сегодняшний ассортимент педагогических тактик способен кого угодно довести до невроза. Что выбрать-то? Как стать самой лучшей мамой? Каким именно способом?

Дети – гарантия счастья. Особенно когда маленькие и много спят. Посмотришь новости по телевизору или на себя в зеркале, расстроишься, а потом глянешь на детку, и уже полегчало. Щечки пухленькие, ручки мяконькие, ножки в перетяжечках.

А потом все меняется. Чем меньше пухлости, тем больше вредности. На прогулку не вывести, обратно не завести. Овощами не накормить, голову без диких криков не помыть. Колготки не те, мультики не те, день рожденья только раз в году. А главное, совершенно невозможно выспаться! Кнуты и пряники не помогают, сколько ни пробуй.

Счастья как-то немного. В мозг начинают поступать предательские мысли. Может, дети неправильные? Или я неправильная? Понятия не имею, как с ними управляться. Вот знала бы, спали бы как убитые. Ели бы все подряд, не болели, не дрались и слушались маму. Наверняка есть способ, с помощью которого можно этого добиться. Что там говорят популярные системы воспитания?

Возьмем, допустим, мою приятельницу Олю. Вы знаете, да, что французские дети не плюются едой? Вот у нее тоже не заплюешь. Но сначала все было как обычно. Родился мальчик. Потом тоже мальчик. И они оба старательно портили маме жизнь, потому что плохо спали по ночам, а днем игнорировали тщательно протертый кабачок. И тогда Оля прочитала книгу о воспитании во Франции. А там написано, что если ребенок занял место на троне, то пора его оттуда свергнуть. У родителей должно быть личное время, свободная от детей кровать и право наслаждаться бокалом вина вместо конкурса «накорми ребенка».

Всего за пару месяцев отважная Оля научила мальчишек крепко спать в отдельной комнате, полюбить брокколи, а также говорить «здравствуйте» три раза в день. Одновременно она похудела, похорошела и в свободное от воспитания время стала бегать на свидания с мужем. От таких успехов у кого угодно заведется зависть. Купила я эту самую книгу и начала эксперимент.

Моей мечтой было отучить одного ребенка засыпать на руках, а другого – прибегать по ночам в спальню. Учитывая тонкости французского младенческого сна, важные моменты были давно упущены. По большому счету, оставался только принцип, который в русской адаптации звучит так: «дать проораться». Дети должны рано или поздно понять, что мама и папа ушли в свою спальню иметь личное время и вернутся только утром. Поорут и перестанут. Дети, в смысле.

Окрыленная опытом Оли, я решительно перестала качать дочку на руках и сразу клала ее засыпать в кроватку. Первое время от удивления ребенок действительно моментально падал в объятия Морфея. На очереди было перевоспитание еще одной девочки. Но изоляция от родителей ей не подошла категорически. Звуки ее бунта будили старшего брата, а младшая сестра к тому времени оправилась от стресса, перестала засыпать в кроватке и присоединилась к забастовке. Кормить их по расписанию, с большими перерывами, чтобы сметали со стола даже брокколи, у меня с дергающимся глазом тоже не получилось. Я объявила эксперимент законченным и примкнула к оппозиционному лагерю, надеясь найти истину там.

Подруга Марина еще до родов объявила себя естественным родителем. Эти мамы носят ребенка в слинге, кормят по требованию лет до семи и спят все вместе в одной большой кровати. Ребенка и мать связывают невидимые  узы, особая привязанность, которая обеспечивает малышу выживание, а матери – желание заботиться. Отдаление от матери и страх ее потерять делают малыша тревожным. Марина никогда не расставалась с дочкой. Она принимала с ней ванну, летала в Непал, училась искусству керамики и даже занималась йогой.

Малышка росла спокойной, рано начала говорить, ходить и сидеть в позе лотоса. Поражала выносливостью и хорошим аппетитом… В общем, я решила тоже стать естественной матерью.

Правда, моя дочь в слинге сидеть не желала. Близость к матери ее нервировала, ей больше нравилось находиться в свободном ползании. Старшая же дочь была счастлива вернуться в лоно всеобщей кровати. Хорошо, что на сына-подростка воспитательные меры уже не распространялись. Теперь младшие дети всегда спали рядом со мной, я регулярно получала в глаз чьей-то коленкой, лежала на мокром, слушала почесывания и покашливания, а про собственный сон пришлось забыть вообще.

В поездках дети все время болели, ныли и просили планшеты. Еще они привыкли, что мама все время рядом, и теперь больше не могли существовать отдельно дольше трех минут. Наверное, меня саму мало носили в слинге,  но я оказалась не готова находиться в постоянном контакте с детьми. Тем более что цель легкой жизни вовсе не была достигнута. Поэтому я с удвоенным рвением взялась за изучение очередной педсистемы.

К счастью, я еще успевала до трехлетия. Один японский инженер сказал, что после трех воспитывать уже поздно. Мозг развивать надо именно сейчас, каждый день вкладывая и вкладывая полезную информацию, даже если ребенок ведет себя так, будто ничего не понимает. Адепты раннего развития ухватились за книжку инженера фанатично. Моя подруга Ксения водила двухлетнего сына по музеям, галереям и кружкам народного пения, занималась с ним по кубикам и табличкам, кормила под Шнитке и купала под Стравинского и с  азартом говорила про воспитание талантливой личности.

Конечно, хвастаться интеллектуальными успехами детей ужасно приятно. Однако моим принцессам было наплевать на материнское тщеславие. На экскурсиях они виртуозно рвали мои бусы, в музее падали на пол и требовали мороженого, а дома, стоило мне отвлечься, били друг друга по голове сказками народов Севера. С большим трудом я дождалась их трехлетия, чтобы с чистой совестью разрешить себе больше ничего не делать.

Можете обвинять меня в лени, но с недавних пор я уверена: не стоит искать идеального решения в чужом опыте. Нет никакой кнопки, которая управляла бы детьми по нашему желанию. От них можно закрыться в спальне или, наоборот, привязать к себе, но ожидания могут не оправдаться. Может, дело в темпераменте отдельно взятых детей? Или в том, что никто, кроме меня, не знает, что нужно моей конкретной семье? Мне кажется, что примерно с этих мыслей я начала получать удовольствие от родительства. А вы?