18+

Звездная жизнь Кетрин Хейгел

17 апреля 2017 Звездные истории

Вдали от шумного Лос-Анджелеса у Кэтрин наконец появилась масса времени, чтобы подумать о жизни, своем уходе из «Анатомии страсти» и новом витке актерской карьеры.

Кэтрин Хейгл живет в абсолютно идиллическом месте – на ранчо в Юте, в часе езды от Солт-Лэйк-Сити. Добираться до ранчо – одно удовольствие! Почти пустое шоссе открывает вид на бесконечные зеленые поля, уютно расположившиеся под бескрайним небом. И только горная цепь на горизонте возвращает в реальную жизнь. 

Никаких электронных барьеров и систем видеонаблюдения перед въездом на ранчо нет – только металлические ворота отделяют нас от умиротворенного и воодушевляющего местечка. А вокруг ни души. 

Справа и слева то и дело можно увидеть мирно пасущихся лошадей, а подъезжая ближе к дому, заметить современную конюшню с огромной ареной перед ней. Дом актрисы выглядит очень уютным и просторным: здесь есть большие комнаты для девочек, современная вместительная кухня и шикарная гостиная. Кэтрин  встретила нас со своим пестрым чихуахуа Герти, который то и дело пытался поближе подобраться к уху хозяйки. В жизни Кэтрин (для семьи и друзей – Кейти) кажется намного выше и стройнее, чем на экране. Без макияжа, в потертых джинсах и ботинках она выглядит бесподобно, а ее открытая, сияющая улыбка, мгновенно располагает.

36-летняя Кэтрин всегда любила животных и природу, поэтому эти 10 гектаров, где она живет со своим мужем Джошем (35 лет), известным кантри-певцом и поэтом-песенником, и двумя прелестными дочерьми – Нэли (6-летней принцессой) и Аделаидой (3-летней маленькой разбойницей) – стали настоящим семейным гнездышком для любящей семьи. К тому же ранчо стало домом для восьми собак, трех кошек, двух осликов и карликовых коз, 10 курочек, девяти лошадей и двух пони. На трех лошадях можно ездить верхом – последние шесть лет Кэтрин не на шутку увлечена конным спортом. «Мне нравится верховая езда, я с удовольствием постоянно учусь чему-то новому». 

«Мы с Джошем просто обожаем это место – ни он, ни я не любим суеты Лос-Анджелеса, город утомляет», – добавляет она через секунду.

Сценическая жизнь

В 2007 году Кэтрин Хейгл за роль интерна Иззи Стивенс в сериале «Анатомия страсти» получила премию «Эмми». Но выдвинуть свою кандидатуру в номинанты в 2008-м она отказалась, мотивировав это тем, что не чувствует, что предоставленный сценаристами материал достоин награды. В том же году появилось интервью в Vanity Fair, где Кэтрин не совсем лестно отозвалась о своей работе в новом фильме «Немножко беременна», предположив, что фильм наградил ее имиджем феминистки. А в 2009-м в «Позднем Шоу» Дэвида Леттермана она призналась, что ее очень сильно утомляют съемки в «Анатомии страсти». 

После этих громких заявлений Кэтрин снискала себе славу «проблемной» звезды, что крайне негативно отразилось на ее эмоциональном состоянии. Сейчас, пребывая в отличном расположении духа, находясь рядом с любимым человеком и обожаемыми детьми, она наконец поняла, что ничто в этом мире не может ее сломить. Тем более что повзрослевшая и набравшаяся опыта Кэтрин теперь точно знает, кто она есть на самом деле. 

Звездный ребенок становится звездным.

Детство Кэтрин провела в скромном районе Нью-Ханаана, пригороде Коннектикута. Она была самой младшей из четырех детей, включая двух ее биологических братьев и приемную сестру. Очень рано Кэйти пришлось столкнуться с реалиями жизни: когда ей было всего 8 лет, в автомобильной аварии погиб ее пятнадцатилетний брат Джейсон. «Мои родители просто замкнулись в себе, стали необщительными и скрытными. Мне и старшей сестре самостоятельно приходилось преодолевать это тяжелое для семьи время».

Но нет худа без добра. В этот трудный период тетя Кэтрин решила начать свой бизнес по созданию девичьих аксессуаров для волос и попросила маму Кэтрин позволить дочке сделать несколько снимков для рекламной кампании. Мама не только одобрила затею, но и вовлеклась в съемочный процесс дочери. Именно это позволило ей преодолеть страшную утрату. Чудом ли или настойчивым желанием матери продвинуть дочь, но снимки Кэйти попали в несколько киностудий. Так началась модельная, а затем и актерская карьера юной Хейгл. В 11 лет она приступила к съемкам в первом фильме. Уже тогда она начала осознавать всю «прелесть» актерской карьеры, совмещая обучение и длительные поездки на съемочную площадку. Но ей до безумия нравились съемки и то, как она себя ощущала, будучи в роли. 

Как-то незаметно из обычной, милой девчонки Кэтрин превратилась в эффектную девушку. Именно такой мы увидели ее в фильме «Мой папа – герой», где ее партнером по площадке был Жерар Депардье.

После средней школы Кэтрин перебралась в Лос-Анджелес и уже в 1999 году получила роль в сериале «Город пришельцев», которая и принесла ей более широкую известность. В этот же период последовали небольшие роли в фильмах и съемки в достаточно известных журналах. Настоящим прорывом для Хейгл стала роль интерна Иззи Стивенсон в сериале «Анатомия страсти». «Впервые мою работу оценивало сразу такое количество людей! Это был потрясающий опыт! Именно в тот период формировалось мое мировоззрение, я стала придерживаться четкой позиции относительно определенных вещей. Возможно, я мало контролировала себя и действительно могла сболтнуть лишнего».

«Проблемность» Хейгл, широко обсуждаемая в прессе, оставила осадок в ее душе, вселив мысли, что это крайне негативно может сказаться на будущем. Именно тогда, получив небольшие роли в фильмах «27 свадеб» и «Жизнь, как она есть», Кэтрин решила доказать всему миру, что она намного лучше, чем о ней думают. «Любым начинанием я стремилась доказать всем вокруг – то, что обо мне говорят в прессе, – неправда!»

Стремительный Лос-Анджелес только подливал масла в огонь. В прессе то и дело появлялись заметки про вздорный характер Кэтрин и ее любовь к различного рода нелестным высказываниям. «Это сводило меня с ума. Я постоянно пребывала в нервозном состоянии, чувствуя себя не в своей тарелке».

Эти страхи до сир пор сопровождают ее во время съемок, и только неустанная поддержка мужа приводит в чувства и не дает опустить руки. «Почему чужое мнение так сильно тебя заботит? Почему ты не можешь просто быть собой, оставив прошлое в прошлом?» – сказал он однажды. «В тот момент Джош сказал мне именно то, в чем я больше всего нуждалась. Было в его словах благоразумие, которое позволило мне встряхнуться и посмотреть на окружающее меня другими глазами. Да, я обычный человек, который старается отлично выполнять свою работу. Я никогда никого не хотела намеренно обидеть, никогда не позволяла себе неуважительного отношения к кому-либо, но если уж такое случилось, то только я могу исправить дело. И тогда я смогла простить саму себя и отпустить эту ситуацию».

Семья прежде всего

С самого первого дня знакомства со своим мужем Кэтрин была впечатлена мудростью и благоразумием Джоша. Они познакомились в 2005 году, когда Хейгл пригласили сняться в клипе малоизвестного кантри-певца Джоша Келли. «Я помню, кто-то сказал мне, что он холост. И я подумала, что это могло бы стать достойным приключением!» Но когда их представили друг другу, особого интереса не проявил никто. «Он был постоянно чем-то занят, и съемки проходили буквально на лету. Я весь день флиртовала с ассистентом директора по подбору актеров». Позже, на вечеринке в честь окончания съемок, видимо, сам Купидон приложил руку и усадил этих двоих рядом друг с другом. Они проболтали всю ночь и больше никогда не расставались.

Джош и Кэтрин поженились в 2007 году, когда Кэтрин исполнилось 29. «Наша свадьба состоялась накануне Рождества в отеле Deer Valley в окружении нескольких коллег по съемкам в «Анатомии страсти», почти без отрыва от производства. Это была самая настоящая зимняя сказка в волшебной стране». Сразу после свадьбы они стали жить в их совместном доме в Лос-Анджелесе. 

Так же как и Кэтрин, Джош очень хотел завести детей и поэтому сразу же поддержал желание жены как можно быстрее усыновить ребенка. В семье Кэтрин уже был такой опыт. Ее старшая сестра родом из Южной Кореи, и неудивительно, что на эту страну пал выбор молодоженов. 

Несмотря на крайнюю занятость обоих (Джош в то время постоянно гастролировал по стране, а Кэтрин снималась в сериале), они все-таки решили подать заявление на усыновление ребенка. Так, в 2009 году в семье Кэтрин и Джоша появилась Нэли. Правда, случилось все намного раньше, чем предполагалось. Кэтрин была занята на съемках в Атланте и очень сильно переживала, что не может проводить достаточно времени со своей дочкой. «Я безумно злилась на себя. Мне казалось, что я пропускаю все самое важное в жизни моей дочери. Я не могла целовать ее по утрам и укладывать ее спать по вечерам. Все, что я успевала, – это заходить в ее комнату далеко за полночь и еле целовать в щечку, только чтобы не разбудить, – делится Хейгл. – Я не следовала ценностям, привитым с детства, – семья всегда должна стоять на первом месте». Именно этот принцип и лег в основу принятых ею решений. Взяв небольшой перерыв между съемками в «Анатомии страсти», она провела несколько восхитительных месяцев с ребенком и приняла нелегкое решение – покинуть сериал. «В то время я мечтала о пополнении в нашей семье, путешествии в горы и о более безмятежной жизни, – улыбаясь, говорит Кэтрин. – Юта, безусловно, одно из красивейших мест на земле с добрейшими людьми. И до Лос-Анджелеса здесь рукой подать, и не нужно тратить часы на изматывающие пробки». 

В 2012 году они с Джошем удочерили еще одну девочку из Луизианы – Аделаиду. В тот период Кэйти большую часть своего времени посвящала домашним делам, лишь иногда отлучаясь на съемки. И хотя Аделаида прибыла также немного раньше ожидаемого срока, Кэтрин смогла уделить второй дочери должное внимание. «Когда мы привезли ее домой, мы не смогли не заметить очевидного энтузиазма Нэли по отношению к своей сестренке. Она стала для нее настоящей мамочкой, – вспоминает Кэтрин, смеясь. – Она постоянно повторяла мне: «Нет, нет! Ты неправильно держишь ее» или «Она снова хочет кушать! Нужно поспешить! Ну-ка с дороги!»

Кэтрин вспоминает первые месяцы жизни Аделаиды с особенной нежностью. 

Жизнь хороша тем, что реальна

Вне всякого сомнения, дочери для Кэтрин – центр ее вселенной. «Девочкам очень нравится на ранчо, они с удовольствием бегают к реке побросать камушки и с особым воодушевлением кормят курочек. У Нэли отлично получается давать сено лошадям, но вот сесть верхом она вряд ли согласится. Она у нас самая настоящая леди: очень любит красивую одежду и имеет свой индивидуальный стиль. Например, когда она надевает сиреневое платье и я предлагаю ей повязать на волосы ленту такого же цвета, она говорит: «Нет, мам, слишком много сиреневого». И я никак не могу понять почему». 

А вот Аделаида, по мнению Кэтрин, запросто сядет верхом и будет великолепной наездницей, когда станет постарше. Она более развита физически, и в ней чувствуется дух авантюризма.  

«Нэли немного недостает уверенности в себе. Она маленький взрослый в крошечном теле, наша Мисс Индивидуальность. И, безусловно, обе мои дочери – папины девочки», – продолжает Кэтрин, улыбаясь. Перед сном они с Джошем берут на руки каждую из дочерей и выключают везде свет. И в последнее время Нэли все чаще просится на ручки к папе. «Вероятнее всего, это происходит потому, что Джош катает ее на спине и поет перед сном выдуманные для нее песни, – говорит Кэтрин. – У Джоша потрясающее воображение! Он может попросить девочек придумать пару животных и тут же сочинить песенку про них! Я так не умею». 

Кэтрин признает, что никогда не будет мамой, которая позволит своим дочерям вести себя с ней как с приятельницей. Проведя достаточно много времени со своей племянницей, она поняла, что такая схема поведения взрослых с детьми не работает. «Ей всего 13, но выглядит и одевается она уже как взрослая девушка, иногда позволяя себе очень сексуальные наряды. Для меня это неприемлемо. Для своих дочерей я покупаю вещи в магазинах Юты. Там одевают детей как детей, без единого намека на какую-то взрослость. Да и воспитывают их правильно, прививая важные жизненные ценности».

Теперь, когда Кэтрин стала еще и продюсером, ее будущее представляется ей более красочным и насыщенным. «Уверена, у нас все будет хорошо!»