Среди многообразия казахстанских фотографов особое внимание приковывают снимки Дарьи Дунич. Как утверждает сама Дарья, для нее в фотографии сошлись две грани: любимое дело и доход. С редакцией GH Дарья поделилась историей своего творческого пути, рассказала о взаимоотношениях с фотоискусством и тонкостях профессии.

Главным толчком, определившим мою профессию, стала победа творческой фотографии на международном конкурсе. Она до сих пор висит у меня в рамочке на стене. Тогда-то я и поняла, что, оказывается, умею снимать. Затем мне предложили вступить в Союз фотохудожников России, и меня затянуло в эту сферу, я начала общаться с людьми профессионального окружения, появилось больше заказов, которые не перестают поступать и по сей день.

Но все не так феерично, как кажется. В подростковом возрасте я закончила художественную школу. Родители, имея художественное образование, всячески способствовали развитию моих эстетических талантов. Мое высшее образование совсем не связано с творчеством – оба юридические. В сфере юриспруденции мне довелось поработать некоторое время, но параллельно я получала коммерческие заказы на фотографию. В то время в моих планах не было цели стать профессиональным фотографом. Но знакомая, которая работала на тот момент главным редактором московского журнала, пригласила меня в штат. Так я получила свой первый заказ, и съемка была предметной – я снимала интерьер. Поскольку я чувствовала заметные пробелы, пришлось записаться на курсы фотографии, чтобы научиться управлять техникой. Все это затянулось, и планомерно я пришла к портретной съемке.

Первоначальный капитал

В моем случае изначально вкладываться не было необходимости, не было никакого бизнес-плана. Редакция снабдила меня техникой, поэтому я не стала покупать фотоаппарат. Но что касается фотографических навыков, могу сказать, что даже проработав 20 лет фотографом, я сих пор совершенствую свои знания. Весь доход я тратила на создание образов, подбор локаций, подготовку к следующей съемке. Помню, первой камерой была Canon 50D. Тогда это была камера последней модели, и стоила она недешево. 

Развитие собственного бизнеса я не связываю ни с маркетингом,  ни с продвижением, поскольку не работаю с узнаваемыми моделями, не отмечаю специально локации, чтобы привлечь клиентов.

Мои клиенты – обычные люди, обычные дети, которые, переступая порог студии, уверены в результате.

Да, я не получаю ежемесячный оклад, но у меня не бывает мертвых месяцев, нет и сезонности. 50% съемок я отдаю коллегам, когда из-за загруженности не могу взять заказ.

Издержки профессии

Женщине-фотографу нечасто выпадают случаи надеть каблуки, платье, сделать прическу и макияж. Волосы мешают, приходится садиться на землю, делать все на ходу. К счастью, я имею возможность выбирать клиентов: понимаю уже на рубеже переговоров с кем мы не сойдемся.

Как расположить к себе человека?

Не использую никаких схем и абсолютно далека от психологии. Когда я работаю, то влюбляюсь в человека. Я убеждаю сама себя и чувствую это. Очень часто дети наблюдают меня за работой над ретушью и обработкой и спрашивают: «Мама, почему ты улыбаешься?». Я улыбаюсь, потому что испытываю самые искренние и приятные эмоции, глядя на снимки. Человек замечает, когда его любишь: отдает себя полностью и доверяет мне. Самое большое счастье, когда мне говорят: «Сделайте со мной что-нибудь», тогда я задаю тему сама. Важно не иметь отношений личного характера, не узнать ничего лишнего, тогда это не будет проецироваться на фотографию. Мне достаточно знать, кем работает, импульсивный он или спокойный.

Важно не получить красивую картинку, а человека, который перестал казаться лучше, чем он есть. Запечатлеть маленький временной промежуток его жизни. Я не отношу себя к тем фотографам, которые ловят живые эмоции. Для меня фотография – это постановка.

Каждую фотографию я продумываю, выстраиваю свет, схемы, и точно знаю, что я получу в итоге еще до того, как нажала на кнопку.

Общественная деятельность и кинематограф

В кино я не выделяю для себя какую-то профессию или должность. Так всегда складывается, что в кино работают многофункциональные сотрудники. В казахстанском кинематографе я работаю редко, в основном – в России. Очень часто я участвую в художественной постановке сцен, работаю с костюмами. Часто занимаю стилизацией, где детально продумываю образы от фасона до структуры ткани. Мы не можем, к примеру, использовать юбку из китайского шелка, когда знаем, что в это время не были налажены торговые связи с Китаем. Я изучаю историю материала, прописываю детали вплоть до украшений, чтобы не было в дальнейшем киноляпов. Нужно четко помнить раскадровку, погоду, место съемки. Бывает, что сцену нужно доснять, и в другой день воспроизвести все, начиная от цвета лака, макияжа, укладки волос.

Членство в Союзе фотохудожников России, конечно же, не представляет никакой материальной выгоды, это, скорее, подтверждение профессионализма.

Зато я имею льготы, которые позволяют мне проводить съемку в определенных местах: музеях, во время концертов, в супермаркетах. Помимо всего прочего, членство дает возможность участвовать в каких-либо конкурсах бесплатно. К привилегиям отнесу и творческие приоритеты как, например, встречи с известными профессионалами.

Организация «Школа современной фотографии Казахстана» была создана мной с целью продвижения фотоискусства в Казахстане: мы проводим большие бесплатные творческие вечера дважды в месяц, приглашаем известных профессионалов, мотивируя молодых фотографов.

В ходе своей деятельности я часто сталкиваюсь с избитым мнением, что Казахстан и фотография – это что-то несовместимое.

Становится обидно, когда на международных конкурсах встречаются выдающиеся снимки, авторы которых – жители постсоветских стран. Казахстан сейчас находится в том направлении, когда искусству уделяется должное внимание. Это касается разных культурных сфер. Проблемой была и остается нехватка обучающей информации. Если мы организуем фотовыставки, то выставляемся в открытом пространстве. Народ проходит, и можно наблюдать, как люди делают селфи на фоне полюбившихся фотографий. Это работает гораздо лучше галерейных выставок.

Семья

Моя семья достаточно мобильна, поэтому мои дети с самых первых дней жизни росли на съемочных площадках. Второй и третий ребенок сразу же из роддома в люльках отправлялись на съемочную площадку. Сейчас дети подросли, часто присутствуют на съемках во время каникул, выезжают со мной на заграничные съемки.

Мои дочери, словно дети полка, самостоятельно присматривают друг за другом, не мешая вести рабочие дела.

Сейчас я посвящаю немного времени материнству, да и дети достаточно заняты школой, музыкой, рисованием. Им просто-напросто бывает не до меня.

Понравилось?

Еще больше GOOD материалов в нашем Instagram!

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Я соглашаюсь с правилами сайта