Бейбут – предприниматель и певец, известный как BiBo. Наргиз – инстаблогер, в списке занятий которой творчество, дизайн, SMM и многое другое. Вместе они уже 10 лет, из которых 8 – в браке. Они воспитывают троих детей с необычными именами – Сафият, Салих и Сардар. Редактор GH поговорила с известной семьей о ревности, о том, кто в доме хозяин и как сохранить романтику после долгих лет брака.

GH: История вашей любви началась со школьной скамьи. Как вы познакомились?

Бейбут: Я бы не сказал, что у нас школьная любовь в силу возрастной разницы в 5 лет. Когда Наргиз заканчивала школу, я уже учился на третьем курсе и работал. Я был уже достаточно взрослым парнем. Мы познакомились в интернете, через социальную сеть Вконтакте и общих знакомых. Я написал ей и она была не против общаться. Честно говоря, романтического начала, как в фильмах, не было. Все было достаточно банально. Списались – встретились.

Наргиз: Когда мы встретились, он подкупил меня легкостью в общении и не стремился мне понравиться. Он был немножко «crazy», и я подумала: «Он такой же сумасшедший, как и я».

GH: Как быстро вы начали встречаться?

Наргиз: Довольно быстро. С моей стороны вспыхнула любовь и бешенная страсть. Такой красивый парень…

Бейбут: Так-как я был уже взрослым, то не прыгал в омут с головой, но, естественно, чувства тоже возникли. Встречаться начали быстро. Мы познакомились, начали переписку, встретились в первый день, на второй уже начали встречаться. Честно говоря, было действительно легко.

GH: Как быстро поженились?

Наргиз: Через два года.

GH: Сбылось ли то, что вы планировали? Хотели ли вы сразу троих детей и большую семью?

Наргиз: Я хотела троих детей, как у моей мамы. У нее так же, двое мальчиков и одна девочка, только я младшая, а у меня дочь старшая. В этом плане сбылось.

Бейбут: Я всегда хотел минимум троих, а цель была – пятеро детей. Но сейчас, я понимаю, что это нелегко в финансовом плане, хотя это не самая важная составляющая. Одна из самых главных причин – время. Нужно уделить должное время каждому ребенку и воспитать их нормальными людьми. Раньше наши предки росли в семье с 7-8 детьми и вырастали нормальными. Сегодня мы все начитавшись Комаровского, Лабковского, знаем как важно дать детям время и внимание.

Мы понимаем, что люди сталкиваются с трудностями во взрослой жизни из-за психологических травм в детстве, вроде недолюбленности.

Основываясь на этих знаниях, мы с Наргиз стараемся давать детям максимум внимания. Но в наш «быстрый» и сложный век, когда деньги сложно зарабатываются, трудно разделить время на работу и семью. Поэтому, четверо детей, я думаю, – нормально. Я наблюдаю как ведут себя во взрослой жизни сестры и братья. Сестры вырастая становятся ближе друг к другу, дают большую опору и неимоверную поддержку, объединяют мужей и детей. А братья женятся и погружаются в свои семьи. Поэтому, я считаю, что еще одну девочку было бы классно.

GH: Какие у вас отношения с детьми?

Наргиз: Бейбут – классный папа, идеальный во всех отношениях. У нас нет такого, что дочка – папина, а сыновья – мамины. Я не любитель маменькиных сынков и когда они еще в утробе у меня были,  я мысленно себя настраивала – лишь бы они не были излишне привязанными ко мне и не цеплялись за мамину юбку. С Салихом так и получилось. Когда Сафият была помладше, она была ближе к отцу, ведь он относился к ней как к принцессе. Чем старше она становится, тем ближе ко мне – у нас появились свои «женские штучки» и разговоры. Каким будет Сардар еще не знаю, по ощущениям, будет привязан к отцу.

GH: Кто в доме хозяин?

Наргиз: Конечно же я. Шучу. Бейбут – он опора и гора.

Бейбут: У нас в семье нет понятия хозяина. Как раньше бывало – папа пришел и дома тишина. У нас равноправие и демократия. Мы вместе обсуждаем глобальные вопросы, к примеру, переезды, но естественно, как мужчина, окончательную точку должен ставить я.

GH: Instagram не мешает вашим личным отношениям?

Бейбут: Я не активный пользователь Instagram и редко выставляю фотографии, в основном с общественных мероприятий. Наргиза – ярый «инстаграмщик», она выкладывает каждый свой шаг: утром проснулась, пошла на тренировку, поела, «стори» снимает, фотографии делает. Я не переживаю по этому поводу и не ревную.

GH: Может потому что у нее женская аудитория?

Бейбут: Возможно.

Наргиз: Я не тот блогер, который оголяется, чтобы привлечь к себе мужскую публику.

Бейбут: Фотографии в коротком платье или купальнике я запрещаю выставлять. Она постит тренировки, еду, но личное и то, что выходит за рамки мусульманской и казахской культуры, я ей не позволяю. Поэтому я спокоен. А насчет моего Instagram ей незачем переживать.

GH: Наргиз, у вас нет ревности к образу жизни мужа?

Наргиз: Я изначально подошла к этому вопросу осознано. Мы обсуждали желание Бейбута петь, получить популярность и я была не против. Думаю, сказывается множество факторов: уверенность в себе, доверие друг к другу. Я считаю, что ревность – это лишняя трата времени, я доверяю Бейбуту и не хочу тратить свои нервы на лишние мысли.

GH: Как вы преодолеваете семейные сложности и кризисы?

Бейбут: Да, в жизни у нас были сложности, но я думаю важен здравый смысл. В любой семье бывает момент, когда надоедает все. Когда муж хочет побыть холостым, а жена незамужней беспечной девушкой, которая занимается собой и гуляет с подругами.

Мы все обычные люди. И ко всем рано или поздно приходит понимание – это жизнь, от которой не убежишь, ведь у тебя дети и ответственность.

Так приходит успокоение. Честно говоря, когда дети появляются, ты находишь «кайф» в жизни. Раньше для меня было просто немыслимо сидеть дома, нужно было обязательно пойти с друзьями в ресторан или бар. Сейчас я хочу больше времени проводить дома с семьей. Да, это сложно. Вчера к нам в гости пришел мой братишка, и увидел обстановку, когда двое детей орут, а третий плачет, и мы с женой замучены. Энергетически мы иссякаем, но морально наслаждаемся. Мне не в тягость сидеть с детьми. Особенно, когда они подрастают и мне есть о чем с ними поговорить, слушать их мысли, рассказы о садике. Это непередаваемые ощущения.

Наргиз: Мне кажется, нужно учитывать время. Чем больше мы вместе строим, достигаем целей, тем больше сожаления и горечи от мысли все потерять. Большую роль играет любовь. Если люди друг друга не любят и раздражают, они не смогут быть вместе и никакие дети не удержат. Кризисы бывают во всех семьях вне зависимости от статуса и положения.

GH: Какие занятия объединяют вас? Что вы любите делать вместе?

Бейбут: Фильмы смотрим, кости перемываем кому-нибудь.

Наргиз: Любим отдыхать вместе.

GH: Вы похожи или разные?

Наргиз: В чем-то похожи, а в чем-то разнимся. Я думаю, что нам обоим нужно свое личное пространство и время, когда мы можем друг от друга отдохнуть. Это идет на пользу отношениям.

Бейбут: Я тоже не понимаю многие пары, которые даже в командировку вместе ездят. Мне кажется, что у каждого должно быть личное пространство. Любой мужчина хочет уединиться с пацанами, необязательно, что он будет там с «проститутками». Просто посидеть с друзьями, поговорить о футболе, Макгрегоре, так же и девушки хотят поговорить о моде, обсудить кого-то.

Наргиз: Мне нравится просто побыть одной – это время, когда я могу подумать или заняться творчеством.

GH: Как вам удается быть одной, когда у вас трое детей?

Наргиз: У меня есть помощница. И мы придерживаемся режима: после девяти вечера у нас в доме тишина и все спят.

Бейбут: За это я ей благодарен. У нас дома с девяти до одиннадцати вечера есть время побыть вдвоем, все дети спят. Это время, когда мы можем сами спокойно покушать, пить чай, даже можем выйти в ресторан, сходить в кино. Я смотрю на некоторые пары, которые мучаются, когда дети не спят, ведь у них нет времени на себя.

GH: Какие принципы вы хотели бы передать своим детям?

Наргиз: Для меня важно, чтобы они были вместе друг с другом, любили, уважали и прислушивались к мнению друг друга. Важно, чтобы они на протяжении всей жизни общались, как сплоченная семья. Мы стараемся не подавать им плохих примеров, чтобы они строили свои семьи крепкими без разводов, расставаний, мучений, страданий.

Бейбут: Моя цель – чтобы в сердце у них была вера. Я сам религиозный, верующий человек. Я не говорю о том, что надену на дочку хиджаб, а на сыновей короткие штанишки, нет. Я хочу, чтобы они были богобоязненными. С точки зрения ислама, я беспокоюсь о спасении своей души. Единственное, что поможет тебе после смерти – молитва твоих детей. Или если ты построил мечеть, где люди будут молиться.

GH: А ваши родители вмешиваются в ваши отношения?

Наргиз: Нет. У нас своя семья и мои родители живут далеко.

Бейбут: Они не живут в Алмате, приезжают два раза в год, как гости, поэтому у нас таких проблем нет. А моя мама вообще не лезет в наши отношения, даже когда у нас возникали проблемы. Она не принимает ни мою, ни ее сторону, говорит: «Сами разбирайтесь». Она достаточно молодая, работает, и ей не до этого.

GH: Остается ли место для романтики в ваших отношениях?

Наргиз: Мы стараемся. Я считаю, что это важно. Иначе можно погрязнуть в быту, детях, пеленках. Нужно добавлять искорки в отношения.

Бейбут: Допустим позавчера мы ходили в кафе, но нам не дали, конечно, долго побыть вдвоем – все трое проснулись, и няня позвонила. А так мы ходим в кино и не ограничиваем себя.

GH: Какой совет вы дали бы людям о том, как сохранить семейные отношения.

Наргиз: Разрушить все очень легко, но никогда нельзя рубить в плеча. Нужно все хорошо обдумывать, ведь замуж выходишь раз и на всю жизнь. Если разводишься, то назад пути нет. Изначально нужно выходить замуж и жениться будучи осознанным, зрелым человеком. Это упущение многих людей, потому что они сами еще ничего не достигли и неосознанно идут в семейную жизнь. Я рано вышла замуж, не познав и не попробовав ничего. Я даже не знала, кем я хочу быть. У меня были свои детские тараканы, травмы, которые я стала переносить на свою семью и это могло привести к еще одной неполноценной семье. Я считаю, когда ты в гармонии с собой, счастлив, и с таким же человеком собираешься строить семью, тогда все будет хорошо.

Бейбут: Мужчины стали слабыми. Парни сейчас не умеют брать на себя ответственность и это страшная проблема. Причем, мое поколение в силу того, что выросло в Советском Союзе, зацепило «районовские» понятия. А вот молодое поколение, они не то чтобы в семье, даже в работе безответственные, не хотят работать вообще. Если человек не хочет брать на себя трудности в работе, то о какой семье может идти речь? Ребенок родится: нужно кормить, тащить, работать, а они не хотят этого делать.

Понравилось?

Еще больше GOOD материалов в нашем Instagram!

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Я соглашаюсь с правилами сайта