Сара Луиз Уилсон – американский режиссер, сценарист, актриса и продюсер. Наибольшую известность ей принесла работа над сценарием комедии Jelly, в которой она исполнила главную роль вместе с Наташей Лионн и Джоном Бойдом. Совсем недавно фильм «Выхода нет» (No exit), в котором Сара выступила в качестве режиссера и автора сценария, получил три награды на фестивале Mammoth Lakes Film Festival в Калифорнии. Фильм был снят в Казахстане с участием начинающих казахстанских актеров. Goodhouse.kz поговорил с Сарой и Бексултаном Сыдыковым, сыгравшим в фильме главную роль, об этом опыте, который оказался необычным как для нее, так и для него.

Фото: @sarahsarahwils

 GH: Сара, есть ли в вашей жизни отправная точка, которую можно считать началом творческого пути?

Сара: Я – художник, поэтому, думаю, что творчеством занимаюсь с самого рождения. Мне было 11 лет, когда я впервые продала свою картину. Так давно.

У меня есть сестра близнец, и в детстве, играя, мы часто воображали. В какой-то период у нашей семьи не было дома, и мои родители преподносили ситуацию как игру, словно это было каким-то приключением. Это своего рода эскапизм. Но я думаю, умение фантазировать и можно назвать тем зерном, которое впоследствии вырастает во что-то значимое. В то время мне удавалось продавать какие-то свои рисунки. Кстати, именно тогда я действительно поняла, что люблю людей, ведь сколько людей, столько и историй. Так я и пришла к кино.  

GH: Как вы попали в Казахстан? Чем здесь занимаетесь? Каким было первое впечатление?

Сара: Мне однажды показали фотографию БАО, и я почувствовала, что я должна поехать сюда: мне показалось, что это место зовет меня.

Позже я приехала преподавать, и мы со студентами сняли полнометражный фильм «Выхода нет» (No Exit).

Не могу дать себе объяснение, почему после первого же раза, как я посетила Казахстан, у меня появилось желание вернуться. Но я выхожу замуж, и не знаю, как сложится жизнь дальше.

Первое впечатление было чем-то вроде «Верните меня назад!». У меня выдался не самый приятный полет. Какой-то парень толкнул меня в самолете, и я ударилась коленом, а стюардесса не смогла мне даже принести льда. Мы приземлились. Я не знала даже как мне сказать «Привет» или «Меня зовут Сара». Затем руководитель встретил меня в аэропорту, чтобы довезти домой. Настроение было отвратительным, поэтому я просто хотела добраться до кровати и уснуть. У меня так сильно болела нога, я не чувствовала ничего кроме боли.

Но когда я увидела горы, это захватило дух. «Уау, где я?», – подумала я.  Конечно, в тот момент мне нужна была медицинская помощь, но на минуту даже боль исчезла.

Алматы – удобный город, Лос-Анджелес очень растянут. Здесь быстро можно добраться из одного конца города в другой, заплатив за такси пару долларов.

Фото: @sarahsarahwils

GH: Бексултан, вы исполняете главную роль в фильме и принимали участие непосредственно в разработке идеи. Откуда взялась история, если обходиться без спойлеров?

Бексултан: Сценарий написали сами же актеры. Сначала появились актеры, а затем сам история.

Когда все студенты собрались и начали раздумывать над идеей, то пришли к к выводу, что легче всего снять фильм ужасов либо молодежную комедию. Так мы сошлись во мнении, что нужно сделать хоррор. Но оригинальных идей никому в голову не приходило, лишь фильмы-клише. В тот вечер я засыпал с мыслью, что нужно что-то придумать. Снится кошмар. Сара на следующий день заметила, что у меня вид, будто я увидел призрака. Попросила рассказать сон, который, как оказалось в итоге, и лег в основу сценария.

Затем Сара нашла инвесторов, и за 15 дней мы сняли фильм «Выхода нет».

Наш реквизитор сравнил этот фильм с «Островом проклятых» Скорсезе. Можно сказать, что там ощущение паранойи.

Сара: Сам фильм – не совсем хоррор, это скорее мрачная сказка. Никто в итоге не умирает.  

GH: Как вы выбирали локацию для съемок?

Сара: Это забавно, мы использовали почти целый город в качестве локации. Изначально мне хотелось, чтобы часть съемок проводилась в Лос-Анджелесе, но Казахстан красив, и здесь есть определенная атмосфера, как ни в какой другой точке мира.

Мы подумали, почему бы не снять этот фильм со своими студентами здесь, в Казахстане?

GH: Бексултан, насколько известно, вы не являетесь профессиональным актером, как же вас затянуло в кино?

Бексултан: Моя мама брала курсы актерского мастерства здесь в Алматы. Я постоянно ее привозил и принимал участие в каких-то разговорах, обсуждениях. Однажды Сара спросила, почему бы мне не заняться кино. Я сказал, что это не для меня и вообще по образованию я маркетолог.

Так или иначе, понемногу меня в это затянуло, и я приступил к работе. С Сарой очень комфортно работать: она всегда помогает актерам справиться с какой-либо сценой. Поэтому когда Сара сказала, что мы будем снимать полнометражный фильм, я был спокоен – я знал, что она мне поможет. Было и весело, и тяжело. У нас был насыщенный график и продуктивная работа в экстремальных условиях. Для Сары даже погодные условия не были отговоркой.

Фото: 365info.kz На фото: Роман Альманский, Сара Луиз Уилсон и Бексултан Сыдыков

GH: Сара, на чем вы фокусируетесь, когда обучаете студентов сценарному мастерству?

Сара: В написании сценария самое сложное – это развитие персонажа и связность сцен. Если у вас есть продуманный персонаж, то у вас получится кино. Сценарий – ничто. Работа над персонажем – все. Вот этому я и обучаю своих студентов. Я стараюсь быть честна с самой собой и со своими студентами.

Взять, например, «Дневник Бриджит Джонс». Таких героинь множество в разных фильмах, но здесь над персонажем проделана хорошая работа. Вот что сделало фильм.

Здорово иметь талант, но ведь есть люди, которые абсолютно бесталанны. Они прочитали миллион сценариев и книг и заработали миллионы. Просто потому что они более дисциплинированны, даже если у других и есть талант. Иногда талант – это благословение, а иногда – проклятье. Поэтому техника и мастерство – то, что спасет художника. У вас не может быть вдохновения постоянно.

GH: Что нужно для того чтобы создать кино?

Сара: Зависит от того, где вы живете. Если в Казахстане, то нужны определенные связи, независимо от того, насколько ты талантлив.

GH: Работает ли это так же в США?

Сара: Отчасти, но там больше свободы, и не так сильно там представлено кумовство.

GH: Почему, по вашему, в Казахстане с кино сложилась такая ситуация?

Сара: Думаю, искусство в Казахстане не ценится, потому что не кажется прибыльным, вот поэтому все идут в бизнес-школы. Открывают какие-то учреждения, которые вскоре закрываются. Пройдитесь по улицам и посмотрите: на месте одной компании раньше была другая. Да, видно, что когда люди открывают свое дело, в них есть искра, но это выглядит несколько инфантильно.

Говоря о кино, если вы посмотрите казахстанскую картину, то покажется ли вам фильм интересным? Я видела казахстанские фильмы. Первое время по прибытии в Казахстан я смотрела местное телевидение, и это было мукой. Для меня этот факт неясен, ведь здесь столько талантливых людей. И деньги на создание кино, очевидно, уходят не актерам, не режиссерам, и уж точно не на графику.

Если и собираются снимать кино, то почему-то люди думают, что нужно потратить условно пять миллионов долларов на фильм. Но почему бы не взять миллион и сделать отличный сценарий, подобрать хороших актеров. А оставшиеся деньги использовать для маркетинга.

Быть ценным — это то, чего ищет каждый художник. Быть понятым и ценным. И к сожалению, если в Казахстане этому не будут уделять внимание, все художники разъедутся и найдут место, где они смогут быть принятыми. Это проблема, над которой нужно работать.

Как мне кажется, в Казахстане очень узкий взгляд на искусство. Искусство важно, особенно в контексте этого желания засветиться на мировой арене.

Да, безусловно, мы, американцы, имеем много возможностей и свободы. Но неважно, что диктует государство, важно то, что говорят вам в ваших семьях: говорят ли вам о том, какова роль искусства? Люди должны обладать самосознанием.

Фото: @sarahsarahwils

GH: Но не думаете ли вы, что режим все-таки имеет отношение к тому, как люди воспринимают мир? Ведь нынешнее поколение даже не видело другой власти.

Сара: Мой народ был порабощен, но они даже тогда думали, что они свободны, понимаете?

Возможно, мы говорим о ментальности, но отчасти это лень разума. Нужно тренировать свой ум, меняться. Я думаю, люди бывают нечестны сами с собой.

Интервью: Лолита Канафина

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Я соглашаюсь с правилами сайта