Интернациональные браки зачастую привлекают к себе особое внимание. И если на Западе эта граница давно уже стерта, то для жителей Казахстана смешанные браки все еще кажутся вопросом для обсуждений. Мы расскажем вам о замечательной семейной паре Аяне и Клаудио. Аяна – казашка, Клаудио – итальянец. Они поженились в 2015 году в Италии, а теперь проживают в Казахстане.  Наши герои поделились с редакцией GH особенностями интернационального брака и рассказали историю своей любви.


GH: Расскажите историю своего знакомства?

Мы познакомились в 2011 году в Шотландии. Мы оба учились на магистратуре в Абердинском Университете. Впервые увидели друг друга на вводной лекции предмета, который никто из нас брать и не собирался. Его на лекцию притащил сосед в общежитии, а я уже и не помню почему решила пойти, несмотря на то, что уже давно выбрала себе другие модули. Я пришла на лекцию с большим опозданием, так как в тот день впервые за 6 месяцев захотелось навести марафет и выглядеть отлично. В Шотландии, особенно в нашем городе люди одевались довольно просто, со временем я тоже стала носить дутые кроссовки, джинсы со свободной рубашкой в красную клетку. Я совсем перестала наносить макияж и ходила с дулькой на голове. Но в тот день, я никак не могла оторваться от зеркала. Я красовалась и красилась, душилась и примеряла разные наряды.

Я опоздала настолько, что когда пришла, аудитория была уже полная и единственное свободное место оставалось рядом с Клаудио. Он убрал свою сумку, я села, мы только мельком переглянулись, но уже все оставшееся время лекции я упорно чувствовала на себе его взгляд.

Не знаю почему, но я была уверена, что он заговорит со мной после окончания лекции. Но он быстро собрался и ушел. Помню, я расстроилась. Выйдя в коридор я увидела его долго натягивающего куртку и, как мне показалось, ожидающего меня. В лифте с шестого этажа мы спускались одни и я для себя решила, что если он со мной заговорит, то я точно ему понравилась. Он заговорил на первом этаже, прям перед тем как открылись двери. Мы проговорили два часа, и у меня возникло ощущение будто я его знаю уже сто лет.

GH: Сколько лет вы встречались?

Мы встречались пять лет, из них 3 года были помолвлены.

GH: Когда вы поняли что хотите создать семью?

Думаю, Клаудио решил сделать предложение, когда понял, что без этого у меня не получиться спокойно выезжать зарубеж для встреч с ним. Мой папа не разрешал.

GH: Были ли страхи, связанные с интернациональным союзом?

На самом деле нет.

GH: Как отнеслись ваши родители к вашему решению?

Мои родители больше всего переживали за то, что я буду жить далеко от них. Будь папина воля, он выдал бы меня замуж за сына соседа, лишь бы была поближе. У родителей Клаудио тоже были смешанные чувства, особенно у мамы, когда он только им рассказал обо мне.

Все сомнения отпали после нашего личного знакомства. У него с моими и у меня с его родителями сразу же сложились теплые отношения.

GH: Как Клаудио сделал вам предложение?

У меня было два предложения руки и сердца, одно в Талдыкоргане без кольца, но с кучей эмоций, прямо перед тем как сказать о своем серьезном намерении моим родителям. Второе, настоящее, на берегу его любимого озера Изео, с видом на маленький остров с замком. Любимое, потому что в детстве ему нравилось мечтать, что когда он вырастет, обязательно купит этот замок и будет жить в нем со своей женой.

GH: Расскажите о вашей свадьбе. Как это было? Венчались ли вы в церкви?  

Поженились мы на том же озере Изео. В ресторане на вершине скалы с потрясающим видом на наше любимое озеро. И если приглядеться, то из окон ресторана можно различить маленькое пятно – тот самый островок.

Мы зарегистрировали наш брак в ЗАГСе, хотя, как локация он ни в какое сравнение не идет с церковью. Я люблю католические церкви, в них спокойно, красиво, хоть я из другой религии, но я чувствую и люблю сильную и положительную энергетику этих священных мест. Правда я не была уверена как к этому отнесутся мои родители.

День моей свадьбы – пожалуй самый особенный в моей жизни. По характеру я весьма эмоциональный человек, и в предверии важных событий, я зачастую становлюсь чрезмерно взволнованной и суетливой. Так получилось, что за три дня до свадьбы, в Милане в день моего девичника я подскользнувшись упала и сломала коленную чашечку. Чтобы еще больше не расстраивать маму и енешку я не подавала виду, держалась молодцом и иронично шутила над собой и своей ситуацией. Но по ночам я сильно плакала в подушку и в плечо Клаудио.

Это так обидно получить травму за 3 дня до свадьбы, и выходить замуж на костылях. Но так вышло, что не имея возможности бегать, суетиться и нервничать по пустякам, я смогла насладиться каждым мгновением своего дня.

GH: Когда планируете завести детей? Будете ли вы их крестить?

Очень хотим и планируем ребеночка. Пока такие вопросы не поднимаем, но думаю компромиссом в нашей семье будет свобода ребенка в выборе религии.

GH: Что вы думаете по поводу щекотливого вопроса – обрезания?

Думаю, что мужу и его семье сложно будет это принять. Я пока еще незнаю наверняка, какой позиции буду придерживаться по этому вопросу. Но знаю точно, что если буду на этом настаивать, то будут сложности. Думаю, что прежде чем вступать в противостояние, мне нужно узнать подробнее об этом обряде, его значении, разобраться в самой себе, понять насколько это для меня критично.


GH: Каким именам отдадите предпочтение?

Казахские имена, которые нравятся мне, такие как Iнжу, например, Клаудио не сможет выговорить. Многие итальянские имена мне нравятся, такие как Андреа, Франческа. Нейтральные имена как София, думаю, устроят обе стороны.

GH: Какие у вас взаимоотношения с родителями друг друга?

У меня с его родителями очень близкие отношения, так как я, как настоящая казахская келiн, долгое время прожила с ними. Мы иногда шутим, что я бываю у них дома чаще и дольше, чем их сын. Последний год учебы на докторантуре, то есть в самый разгар написания докторской диссертации, я жила вдвоем со своей енешкой.

Мой ата большую часть времени в году путешествует на парусной лодке по Средиземному морю. В то время он как раз был в плавании, а Клаудио работал в Лондоне. Совместное проживание очень сближает, и в тоже время, это очень хорошая проверка отношений. Конечно, бывают моменты напряжения, как у всех даже самых близких людей, но нам с моей ене и моим ата очень повезло, у нас схожие темпераменты, мы отлично понимаем друг друга, даже чувствуем. Мы вообще одной стихии люди, и благодаря этому отлично ладим.

GH: Чем вы занимаетесь в Казахстане?

Муж преподает в КИМЭПе, а также работает удаленно в итальянской юридической фирме. Я так же преподаю, и параллельно работаю юристом. С недавних пор в свободное от работы время веду со своей подругой блог в инстаграм (@youcarelife) о правильном питании, активном образе жизни, безотходном образе жизни и о натуральных продуктах по уходу за собой.

GH: Где планируете жить?

Там, где у мужа будет хорошая работа. Я менее амбициозна в карьерном плане. До сегодняшнего дня, у меня отлично получалось следовать за мужем, параллельно реализовывая себя.

Нас сильно объединяет любовь к номадной жизни. Нам нравится по несколько лет жить и работать в новых городах, узнавать поближе культуру, менталитет и уклад жизни в стране. Например, нам обоим бы хотелось пожить немного в Дании, именно в Копенгагене, еще где-нибудь в Новой Зеландии или во Вьетнаме. А еще, мы точно знаем, что когда-нибудь побудем нью-йоркерами, пусть даже на короткий период, но мы непременно постараемся найти себе там занятие на определенный срок.

 

GH: С какими трудностями вы сталкиваетесь живя в Казахстане, Италии и других странах?

Самое сложное для нас с мужем – отсутствие родных, близких и друзей. Я очень скучала по Казахстану, пока находилась зарубежом, я грустила о том, что не вижу, как растут сестренка и племянники, не могу выйти погулять с подругами. Было печально, когда родные собирались все вместе, а я не могла к ним присоединиться.

Сейчас я в Казахстане, в окружении своей семьи и друзей, а вот Клаудио как раз, думаю, скучает по своим родным и друзьям, по своему окружению. Это наверное главная трудность жизни тут. Во всем остальном ему достаточно комфортно, так как в прошлом мы некоторое время жили в Москве и Санкт-Петербурге, поэтому языковая и культурная среда ему достаточно знакома.

GH: Как реагируют наши земляки, когда узнают, что ваш супруг иностранец?

В лицо мне никогда не высказывали ничего, о чем можно прочитать в газетах о казашках, выходящих замуж за иностранцев. Но чувствуется больше неодобрение, особенно со стороны мужского пола. Недавно ехали в такси с Медео, и таксист расспросив про Клаудио и узнав, что я его жена, а не переводчица, с досадой сказал: «Балаларың қазақ болмайды ғой бәрі бір» («Ваши дети все равно не будут казахами»). На самом деле это вопрос, который меня волнует не меньше, чем таксиста. Для меня важно, чтобы мои дети чувствовали принадлежность к казахскому народу, привязанность к нашей стране, земле, чтобы они полюбили и познали красоту нашего языка.

Я тогда таксисту ответила, что быть может, если бы я не уехала из Казахстана и не вышла бы замуж за иностранца, я бы так горячо не относилась бы к этому вопросу.

Именно зарубежом моя национальная самоидентификация стала такой ярковыраженной, я стала интересоваться происхождением и историей своего народа, тянуться к национальной музыке, переживать по поводу недостаточного владения родным языком. Может осознание того, что у ребенка не будет возможности пойти в казахскоязычный сад и школу, заставит меня приложить усилия и самой передать родной язык ребенку, чего живя в Казахстане, я бы с большей вероятностью не сделала бы.

GH: Как относятся к вам, как к иностранной родственнице?

С интересом и уважением. Например, родные и друзья Клаудио, зная, что я мусульманка, никогда не готовят свинину, когда приглашают нас в гости, либо готовят для меня что-нибудь отдельное.

GH: Знают ли о Казахстане в Италии, или вам приходилось рассказывать о своей родине?  

Радует то, что большинство итальянцев знают о Казахстане, благодаря ЭКСПО или из-за истории с депортацией жены Аблязова, нежели по Борату. На самом деле, итальянцы разносторонние люди и многие хорошо осведомлены об истории Советского союза. Чаще мне приходится рассказывать о нашей предсоветской истории. Я люблю рассказывать про национально-освободительное движение во время Революции, про нашу национальную интеллигенцию, их судьбы, о том как мы и другие центральноазиатские, а так же кавказские народы были близки к независимости. Итальянцы – любознательный народ, они спрашивают меня не только об истории, но и политике, национальных видах спорта, о происхождениях наших традиций, и.т.д. Ни раз мне доводилось задумываться, искать ответы в интернете или у старших.

GH: Отмечаете ли вы особенности интернационального брака?

Сложно ответить на этот вопрос, так как мы с мужем практически не ощущаем никаких различий в плане культуры, мировоззрения и даже менталитета. Я иной раз забываю, что мы с ним принадлежим к разным национальностям и конфессиям. Различия между нами есть и их много, но они скорее личностного плана, у нас очень разные характеры. Я думаю, что несомненным плюсом интернациональных браков является взаимообогащение супругов через поддержание и понимание значения традиций друг друга, изучения языка, истории друг друга. Единственный минус который приходит мне в голову на данный момент – это то, что иногда мы с супругом не можем поделиться друг с другом каким-нибудь анекдотом или шуткой, которые в переводе теряют весь «смак». Иногда мне так хочется, чтобы он понял и тоже посмеялся над приколом на казахском языке, который рассмешил меня до коликов в животе. В остальном у нас полное взаимопонимание.

Интервью: Айгерим Амирхан

 

Понравилось?

Еще больше GOOD материалов в нашем Instagram!

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Я соглашаюсь с правилами сайта