×
Понравилась эта статья?
Больше интересного через
Facebook
– подпишитесь!
Домашний Очаг Kazakhstan
18+

Подростковый кризис: ложь как сепарация

06 марта 2018 Дети

В 9–10 лет ребенку становятся очень важны правила и принципы. Ему интересно, почему, например, нельзя врать?

Хорошо, если есть возможность с родителями поговорить об этом так: почему люди врут? Что в этом плохого? Что они при этом теряют? И что приобретают? Какое вранье допустимо и какое нет? В этом возрасте дети испытывают к этому огромный интерес и это отличный повод для разговора, обсуждения фильма или книги.

А потом наступает следующий возраст – 11, 12, 13, когда ребенок начинает хотеть самостоятельной жизни. Он хочет иметь свой аккаунт в соцсетях и чтобы родители туда не ходили. Он хочет иметь деньги. И в этот момент мы как раз обнаруживаем крайне неприятный для себя сюрприз, один риск, который мы не предусмотрели и с которым ничего не можем поделать. А именно – сам ребенок. Мы можем подвозить его в школу, чтобы он не попал в историю, можем встречать его вечером, можем следить за его здоровьем.

Но есть что-то, с чем мы ничего не можем сделать. Сам ребенок может сам себя угробить, если захочет. Тем или иным способом. И для родителей это бывают тяжелые переживания. Для любого родителя.

У детей в этот момент своя история. Подростковый возраст требует, с одной стороны, некой инициации, это испытание себя, риск, выяснение, на что ты способен. Возраст требует протеста, противопоставления себя миру взрослых, этому скучному, предсказуемому миру. И если у ребенка хорошие родители, хорошая школа, никто не строит, не оскорбляет, с ним считаются, то ребенок оказывается в ловушке.

Ему «не обо что» реализовать свою потребность в протесте. Это создает напряжение. И подросток начинает идти к автономии любыми способами. В том числе хамством и в том числе враньем.

Родители не видят никакой проблемы в том, чтобы лазить по аккаунтам ребенка и смотреть, что он думает. Но если ребенок это обнаруживает, он обижается, закрывается, и дальше, слово за слово, появляются довольно сильное недоверие и конфликт. Хотя изначально все хотят хорошего.

Родителям подростков я бы посоветовала, во-первых, смириться: мы не будем все знать о подростке, не должны и не имеем права. И если ребенок достиг уже подросткового возраста, то в каком-то смысле мы сделали уже свою работу. Мы можем быть нужны ему в каких-то аховых ситуациях, но в общем и целом все, что могли, мы сделали. Главное, чтобы мы вложили в него уважение к себе, чувство своих границ, представление о том, что он ценный.

Да, сейчас ребенок все это подвергает сомнению и может ото всего отказаться, а потом снова принять. Но это неизбежный процесс становления личности: она разбирается на части и собирается заново.

Преступление и наказание

Нужно ли наказывать за вранье? Само убеждение, что ребенок не имеет права врать родителям – странное. Нам хотелось бы, чтобы он нам не врал, но это не то же самое, что он не имеет права. Тот, кто обвиняется в преступлении, может не свидетельствовать против себя.

Он имеет право не признавать свою вину и отрицать ее. Часто, когда речь идет о ребенке, то взрослый впивается в него мертвой бульдожьей хваткой: признайся! признайся! не ври!

И в ход идут какие-то завиральные идеи типа: если ты признаешься, мы тебя не накажем. А если не признаешься, то накажем. Бред какой-то!

И что дело не в проступке, а в самом факте вранья – откуда это все, мне непонятно. Фиксация на правде, на полной подконтрольности – ненормальная.

На самом деле любой человек имеет право защищаться, любой человек имеет право не признавать свою вину. Если ваш ребенок так постоянно ведет себя с вами, то имеет смысл подумать, почему он вас воспринимает как судью.

Тут взаимный процесс. Качество отношений определяет количество вранья, и количество вранья, в свою очередь, определяет качество отношений. Если у вас отношения в семье так себе, то будет много вранья, потому что людям проще соврать, чем объяснить. А будет больше вранья, и отношения будут ухудшаться. Потому что доверия будет все меньше, и шансов разобрать реальные конфликты – все меньше. То есть вопрос вранья – это не вопрос морали, а вопрос отношений.

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook
ESQUIRE PICNIC
читайте также
Дети
Загрузка...