×
Понравилась эта статья?
Больше интересного через
Facebook
– подпишитесь!
Домашний Очаг Kazakhstan
18+
Звездные истории / 14 августа 2018

Сания Ильясова: «Мужчины боятся женщин с железными яйцами»

Сания Ильясова – предприниматель в сфере красоты и моды, владелица сети салонов Saniya Ilyassova по Казахстану, в прошлом визажист и косметолог. В списке благодарных клиентов Сании – звезды, блогеры, знаменитости и обычные женщины, чью красоту она сумела подчеркнуть по мановению кисточки. Но мало кому известно, что когда-то бизнесвумен и блогер начинала свой пусть как специалист в РУВД, а затем разделывала и продавала мясо на базаре. Мы поговорили с Санией о сложном пути к успеху, об отношении к деньгам и обратной стороне славы.

сания ильясова париж

Фото: личный архив

Сегодня я позиционную себя как бизнесвумен и блогер. В прошлом году в социальных сетях я объявила об уходе, как мастера-визажиста, и вот почему: на протяжении 10 лет с 2007 года я работала в сфере красоты и не развивала себя как бизнесвумен. Многое вкладывала в свои знания и опыт мастера, обучалась в топовых школах, но застряла как предприниматель. Через 10 лет, обернувшись назад и увидев, что я развила сеть салонов красоты, я поняла, что настала пора развивать себя в качестве руководителя и управленца. В прошлом году я прошла курс в Стартап Академии СКОЛКОВО в России, с этого момента все и началось.

Я перестала принимать клиентов и обучать визажу, только потому что сейчас это сложно назвать эксклюзивом. Когда я только начинала, make-up курсы хорошо выстрелили и я отлично на этом заработала. После того, как я сама же наплодила себе конкурентов, визажистов стало очень много. Мои же ученики после обучения начали преподавать сами за 50-80 тысяч тенге, хотя мой курс стоил 250 тысяч.

Тогда я решила – если человек выходя из стен моей школы, все мои знания продает за 50 тысяч тенге, то грош цена этому обучению. Оно того не стоит.

Мне стало жалко свое время, ведь всю неделю, пока я обучала других, не могла никуда вылететь, вести переговоры, развивать свой бизнес и не могла контролировать салон. Сейчас для меня время – самое дорогое. Теперь я занимаюсь развитием сети своих салонов, франшизой, открыла свой шоурум дизайнерской одежды.

Сания Ильясова

Фото: личный архив

РУВД vs. цыгане или как началась моя карьера

По образованию я юрист. Начинала свой путь в 2007 году, когда устроилась работать в РУВД. Поработав некоторое время, я обратила внимание на коллег-женщин и решила уйти – не хочу выглядеть так в 30-40 лет, несмотря на то, что мама с трудом меня туда устроила, подключив связи среди знакомых. Я работала секретарем в канцелярии. Много раз выезжала с сотрудниками на выезды по мелким кражам. В РУВД был в то время отдел, который назывался ИДН – отдел по борьбе с несовершеннолетними. Меня туда отправили на практику. Я как обычно приходила на работу на каблуках, накрашенная, с укладкой.

Однажды у нас было спецзадание и меня посадили в автобус, повезли на «Зеленый базар». Мне не говорили куда мы едем и зачем.

Помню как сотрудницы выбежали из автобуса и начали ловить цыган, детей-попрошаек. Мне тоже пришлось это делать. Они все были в форме и в удобной обуви, а я на каблуках и в клешах бегала по базару.

В итоге, мы ехали в приемник с грязными детьми, от которых провонял весь автобус, – они ведь не моются. Это был настоящий стресс. После этого случая я зареклась работать в ИДН и перевелась оттуда. Затем, проработав полгода в целом везде по-немногу, я попала на курсы по косметологии.

Курс по косметологии был рассчитан на новичков – обучали на самой дешевой израильской косметике по уходу, а визажу на Oriflame. В то время сетевой маркетинг гремел и мы покупали все, что они продавали. В предпоследний день обучения пришла незнакомая женщина, которая наблюдала за нами 2 дня. Когда мы заканчивали, она указала на меня: «Вот эту девочку я забираю к себе». На мой удивленный взгляд она ответила: «Ты будешь косметологом». Я отказалась, так как взяла на работе всего недельный отгул, чтобы отучиться  для себя. Мне нужны были знания основ косметологии, только для того, чтобы правильно ухаживать за собой.

Женщина, как оказалось, была дерма-косметологом и врачом.

Она настояла на своем, предложив обучить меня и пообещав заработки в $1000 в месяц, на минуточку это был 2007 год. В то время такие деньги зарабатывали начальники РУВД.

Я пришла к начальнику РУВД увольняться, и сообщила, что буду зарабатывать $1000 – он громко смеялся надо мной со словами: «Может и мне тогда пойти в косметологию?».

Мама со мной не разговаривала 2 месяца. Обижалась и говорила: «Бiлген боғыңды же» («Теперь живи на что хочешь»).

На второй месяц работы косметологом я уже зарабатывала $1000. Эта женщина открыла во мне такую способность, что я могу продать не только свои руки, но и руки всех сотрудников. Я со всеми подружилась и сразу стала лидером. По всей видимости, эти качества были во мне и нужно было просто попасть в тот коллектив, который меня примет. Не как в РУВД, где с первых до последних дней работы меня доводили до слез и устраивали подставы.

Сания Ильясова

Фото: личный архив

Мясо, деньги и поворотный момент

Проработав в этом салоне много лет, я перешла в другой, затем поменяла еще несколько. Я хорошо зарабатывала, но поиски себя все еще продолжались, как и у многих творческих людей. Затем наступила пауза – поняла, что не хочу этим заниматься. Тогда мама предложила обучаться семейному делу. Мои родители с 18 лет занимаются мясной продукцией. Папа разделывал мясо, а мама продавала его на базаре – это и был семейный бизнес.

Мама дала мне свою самую раскрученную точку на базаре «Карасу». Когда я пришла продавать мясо на базар, мне было около 21 года. Это был обычный бутик с отдельным входом и кондиционером. Это был обычный базар, где я продавала тушу в день и наконец поняла, что такое настоящие деньги. Я увидела как зарабатывают мои родители – это был настоящий поворот в моем сознании, как отрезвляющая пощечина. Я поняла, что такое крупный оборот. То, что я зарабатывала в косметологии – это мелочи.

Эти деньги стоили мне всего – человек там просто деградирует, губит здоровье, общается с людьми другой ментальности. На базар нужно идти если у тебя просто нет выбора, а если есть – нужно оставаться на плаву.

Я проработала там год, и когда начала осознавать, что разговариваю как попало, одеваюсь во что попало, я ушла. Друзья мне говорили: «Сания, ты не должна там работать. Посмотри на себя». Я не вписывалась туда никак, это был недевчачий бизнес. Туда приходили обычные рабочие с зарплатой 30-40 тысяч тенге по тем временам и за сто грамм фарша материли меня, а я стояла, зная, что у меня оборот 3 миллиона тенге в месяц и все это терпела.

Сегодня я разбираюсь в мясе и знаю названия всех частей, но больше не разделываю его. Я не прикасалась к мясу уже 5 лет.

Случай решил все: одна из бывших коллег открыла салон красоты и пригласила работать к себе. Я принесла свою косметику, и она меня сразу же пустила под танки. Я так боялась, что у меня ничего не выйдет, ведь прошло много времени. Поняла, что сделала правильный выбор, когда клиентка обняла меня и горячо поблагодарила за макияж. Я осознала – это мое призвание и я не могу загубить свой талант. Вместе с коллегой мы проработали 3 года и все это время у нас была огромная запись в салон.

Сания Ильясова макияж

Фото: личный архив

Сложности в карьере и спад в личной жизни

В моей работе бывают переломные моменты. Например, когда я отправляю мастеров на учебу в Москву, вкладываю в них средства и знания, а потом они уходят от меня. Я обучаю, общаюсь с ними, взращиваю их, и даже постоянно пинаю, чтобы они развивались. Они вырастают и уже считают себя звездами. Так и уходят работать на себя. Но не один мастер, который от меня ушел, не открыл себе отличный салон на нашем уровне. Я не зря вкалываю уже 10 лет на свое имя и на раскрутку бренда.

Они думают, что выйдут мастерами и сразу дела пойдут в гору. С чего вдруг? Если у вас 10 тысяч подписчиков в Instagram – это мелочь.

В прошлом году у меня был нестабильный момент в личной жизни. Когда у тебя дома не все в порядке, то на работе это несомненно отражается. Я приходила в салон и на процедуре могла расплакаться. Это сказалось на коллективе  – люди стали уходить.

Был страшный момент, когда я хотела убрать свое имя с рынка и объявить банкротство. На самом деле это было не так и дела шли хорошо. Тогда я просто устала от публичности и социальной давки.

Я поехала в школу стартапа Сколкова и сообщила об уходе бренда Saniya Ilyassova с рынка. Когда я улетала, у меня было 135 тысяч подписчиков.

Они все были в недоумении, сомневались в полном ли я здравии, даже просили предоставить справку о том, что я нормальная.

Люди годами не могут собрать большое количество подписчиков. Копят, развивают свой личный бренд, чтобы двигать свой бизнес. А я 10 лет усердно работала и в один момент готова была все перечеркнуть. Никто этого не мог понять.

В Алмате я уже подготовила всех мастеров и директоров: сообщила о том, что мы переназовем салон обычным именем, что-то вроде lab beauty, чтобы люди даже не знали, что я его владелица. Когда люди не знают, кто хозяин KFC – им все равно, они едят KFC.

Я переборола этот порыв, благодаря московским маркетологам, которые дали мне «пощечин». Уйти сейчас, значит выбрать легкое решение. Мне посоветовали оставаться на плаву, а после расширить сеть салонов. Я продала машину, чтобы функционировали некоторые из них. Вложила еще некоторую сумму денег в обучение мастеров, в новинки по процедурам и закуп новой косметики.

сания ильясова салон saniya ilyassova

Фото: личный архив

Денежный вопрос

Первые несколько обучений оплатили родители, остальную учебу я уже самостоятельно оплачивала. Муж тоже помогал – отправлял меня на обучение заграницу, и выделял деньги из семейного бюджета на открытие салонов. Я хочу жить шикарно. Это меня стимулирует. Причем, если у меня будет 20 машин и личный самолет – этого недостаточно. Я всегда ставлю себе цель – сначала открыть салон, затем еще 10 по всему Казахстану, а после открыла магазин и продала франшизу.  У меня есть цель зарабатывать, хотя работаю я не ради денег. Я идейный человек и мне нужно, чтобы все было так, как этого желает моя душа.

Обратная сторона славы, существует ли?

Да, я замечаю, когда иду по торговому центру и на меня тычут пальцем, а моего ребенка узнают и тискают. Поэтому я перестала выкладывать фотографии своего супруга и сына. Муж сказал, что не хочет, чтобы к нему подходили незнакомые люди и трогали Алена.

Были даже случаи, когда к моему супругу подходили девушки в заведениях, и пытались знакомиться не скрывая того, что знают, что он мой супруг.

Они думают, что он обеспеченный и будет задаривать их подарками и отправлять на Мальдивы, не понимая какой тяжелый совместный труд мы вложили в отношения и работу. Обратная сторона славы – когда я не могу вздохнуть спокойно: выпить, спеть в караоке, потому что вижу осуждение в глазах других. Даже заграницей не могу сидеть на пляже и расслабиться – наши соотечественники могут сфотографировать в невыгодном свете и выложить в сеть. И такое тоже было.

К таким моментам нужно быть готовой. За 10 лет я обросла плотным панцирем и меня трудно пробить, но можно если очень постараться. Просто ответ будет уже посерьезнее. Раньше я могла извергать лавы гнева в соцсетях, так и заработала себе славу скандальной женщины. Зато сейчас лишний раз никто рот не откроет.

сания ильясова

Фото: личный архив

Я – вспыльчивая мама

Так как мой сын единственный ребенок в семье, он неизбежно растет эгоистом. Только сейчас мы объясняем, что нужно уважать старших или делиться своими игрушками. Это мое упущение и я это признаю. Он рос, не зная слова «нет».

Я вышла на работу, когда Алену было 3 месяца. У меня стреляло молоко, он плакал в комнате, а я красила клиента. Моя карьера настолько была важна для меня.

Люди звонили и просили принять их сразу после родов. Именно по этой причине я откладываю роды – у меня снова карьерный пик. Я не хочу родить второго ребенка и опять оставить на воспитание бабушкам и дедушкам. Это все потянет за собой последствия с психологической стороны ребенка и моим чувством вины.

Я за то, чтобы дети были самостоятельными. Мне не нравятся дети-мамсики. Да и в воспитании детей я не специалист. Моя няня лучше знает, когда ему пора к стоматологу. Сын просто растет вместе с нами. Вот, например, он попросил абонемент в World Class. Я купила. В итоге сходил 2 раза в год и все. Я пытаюсь ему давать все, что могу позволить в материальном плане. Я осознаю, что не могу сейчас дать ему много заботы, внимания. Времени у меня сейчас категорически нет.

Я была бы рада, если бы он был грамотным хирургом, либо хорошим архитектором. Мне это все просчитал нумеролог, потому что я не знала в каком направлении его развивать. У него такой характер – нужно разрушать, либо строить. Если он этого не будет делать сам, он будет разрушать себя изнутри, а это страшно. Поэтому он будет с первого класса плотно изучать языки, сейчас это для меня приоритет.

Так же я хочу развивать в нем предпринимательскую жилку, но в нем ее мало. Он больше творческий: ему нужно петь, танцевать, веселиться. Но если он в 23 года скажет, что не хочет заниматься хирургией и желает петь, я пойму его.

ален сын сании ильясовой

Фото: личный архив

О жизненных принципах

Меня может вывести из себя несправедливость. Я могу плакать из-за историй, приключившихся с другими людьми.  

Один раз в месяц, как и у любой женщины, у меня бывают эмоционально тяжелые дни, когда случаются перепады в настроении. Бывает так, что я выезжаю на работу, и но по пути говорю водителю, чтобы он повез меня обратно домой. Я ложусь, запираюсь у себя в комнате. Няню прошу не впускать никого ко мне, даже Алена. Ем чипсы или другие запрещенные продукты, которые я обычно не ем вообще. Если у меня есть настроение, то я смотрю фильмы. Если нет – могу проплакать весь день. Просто так без причины. Это длится максимум один день. На следующее утро я снова как огурчик.

Меня очень тяжело удивить. Например, в плане подарков или поступков. Я их воспринимаю как само собой разумеющееся. Иногда я могу обрадоваться подаренной конфете, и могу не обрадоваться кольцу с бриллиантом. Я могу посчитать, что камень слишком мал, причем это будет написано на моем лице.

сания ильясова

Фото: личный архив

Мой посыл подписчикам

Я говорю о том, что женщина в нашем обществе – это очень сильная и самостоятельная единица. Я говорю женщинам о том, что в них таится огромная сила и что они могут быть как хрупкими и нежными созданиями, так и как я, заниматься боксом, открывать салоны и всем этим управлять. А мужчины так не могут. Мужчины не могут быть хрупкими и сильными одновременно. Эту силу нужно развивать в правильном русле.

Не нужно забывать о себе и отдаваться полностью семье и детям. Нужно в первую очередь любить себя. Когда любишь себя, тебя любят и супруг, и дети, и на работе будут ценить как профессионала. Все окружающие будут с тобой считаться. И если ты сидишь дома и при этом забила на себя и ничего кроме подтирания соплей и готовки не делаешь, к тебе будет соответственное отношение. Возможно ваш муж внушает вам, что ваш удел – это стрика, уборка, готовка. Но всегда помните, что он видит в своем окружении других женщин и скорее всего восхищается ими.

Мужчины боятся женщин с железными яйцами.

Я желаю женщинам удержать свою внутреннюю гармонию, когда она заботливая и ласковая дома, но может дать пинка, если надо. И мужчина должен об этом знать. Он должен быть в тонусе. Если ты должна, ты обязана, ты мать, жена, повариха – так не пойдет. Тебя должны любить и ценить, и все это ты даешь в ответ. Если этого нет, то это нездоровые отношения. Женщина ведь не детородный аппарат.

Я допускаю такой вариант, когда женщина занимается семьей и детьми, не работает, но при этом она не забывает о себе. У меня тоже бывают такие дни, когда я устаю от работы, от людей, я тоже хочу быть просто обычной слабой женщиной.

В такие моменты я хочу дать слабину и сказать: «Одевай меня, обувай меня, а я буду просто мамой и женой».

Можно иметь свой бизнес и просто приезжать один раз в день снимать кассу. Я иногда очень хочу быть слабой женщиной. Я принимаю этот вариант, ведь многие женщины хотят такой жизни, но не все могут этого себе позволить. Возможно, если бы мой муж сказал мне: «Я полностью тебя обеспечу, ты только занимайся собой», то я бы на это согласилась. Но у меня не было такой возможности. Я была вынуждена работать, как лошадь. Сейчас я не представляю себя без своего бизнеса и постоянного движения вперед.

сания ильясова

Фото: личный архив

Текст: Айгерим Амирхан

 

 

Понравилось?

Еще больше GOOD материалов в нашем Instagram!

‡агрузка...
-->-->
Новости партнеров
‡агрузка...