×
Понравилась эта статья?
Больше интересного через
Facebook
– подпишитесь!
Домашний Очаг Kazakhstan
18+
Мамина школа / 19 марта 2018

Школа молодой мамы: как рожать с доулой

Каждая женщина помнит свои роды и готова рассказывать эти истории, если есть желающие. Виктория Прохоренко решила поговорить о родах сразу с четырьмя доулами – профессиональными помощницами в этом важном процессе.

Юлия Шацких, 35 лет, 3 детей 

 

По первому образованию психолог. Училась на акушерку, также обучена как доула. С беременными работаю более 10 лет. Веду курсы подготовки к родам, гимнастику для беременных, делаю послеродовое пеленание.

Евгения Бергалиева, 28 лет, 1 ребенок 

 

По первому образованию я семейный врач. Веду йогу для беременных, занимаюсь йоготерапией бесплодия и других нарушений женского здоровья, готовлю женщин к родам, делаю массаж для беременных, послеродовой массаж, веду курсы для беременных, сопровождаю роды, делаю послеродовое пеленание.

Наталия Карева, 36 лет, 2 детей 

По первому образованию – музыкант, по второму – психолог. Доула – это мое призвание. Занимаюсь подготовкой к родам, индивидуальной подготовкой, веду лекции. Организую бани для беременных и мам с малышами.

Ольга Новикова, 30 лет, 2 детей 

Примерно два года назад мы собрались несколькими доулами. Выяснили для себя границы профессии, поняли, что двигаемся в одном направлении. Все работали с женщинами давно, каждая из нас готовила к родам и сопровождала. Решили по опыту российских, украинских, зарубежных доул создать ассоциацию, где мы друг друга поддерживаем и делимся опытом. Так появилось Общественное объединение «Помощницы в родах. Доулы», наш сайт doula.kz. Мы стараемся приглашать зарубежных доул для обмена опытом, постоянно повышаем квалификацию, участвуем в конференциях. Запустили курс по обучению новых доул, который включает в себя информацию российских и украинских доул и наши собственные  наработки. Прошло три курса обучения, мы выпустили новых доул, некоторые из них вступили в ОО и стали нашими коллегами, за которых мы несем ответсвенность.

Виктория: Как вы пришли  в профессию?

Юлия: 14 лет назад появилась моя дочь. Эта беременность полностью поменяла мою жизнь. Через два года родился сын. Тогда пришло понимание, что беременность может быть счастливой, красивой, гармоничной. Роды – это инициация. Момент, когда рождается мать. Роды должны менять сознание женщины и раскрывать в ней тот особый ресурс, который по-другому никак не раскрыть.

По мере того как я стала готовить женщин к родам, поняла, что важна и такая большая тема, как послеродовое восстановление.

Если после первых родов эту фазу можно проскочить – все восстанавливается хорошо, то после вторых, третьих, четвертых нужно  обязательно помогать организму. Это то, что есть во всех традициях: всегда были специальные практики, помогающие женщине прийти в себя. Это следующее направление моей работы.

Психологом я работала совсем недолго. Ко мне приходили подруги, я помогала им осознать свою беременность, роды, материнство. Постепенно подруги начали подталкивать меня к идее, что это должно стать моей постоянной деятельностью. Так и случилось. Два года назад мы объединились – несколько доул, которые обучались в разных местах. Создали общественное объединение, которое процветает.

Евгения: Когда я первый раз пошла партнером на роды, еще училась в медицинском университете и не думала о том, что буду заниматься этим всегда. Я была с подругой. По завершении обучения в медицинском университете поняла, что мне очень хочется, чтобы наша медицина была больше про здоровье, чем про патологии. Поработала на скорой. Решила, что не хочу работать в системе. Ушла в офис, параллельно занималась йогой и почувствовала, как это помогает. Потом мы с мужем решили готовиться к зачатию, ко мне начали обращаться женщины, которые хотят забеременеть, которым нужна поддержка во время беременности – я помню это состояние.

Мы же беременеем телом и рожаем телом, но при этом ритм жизни такой, что очень много энергии тратим на мысли – работаем в офисах, сидим за компьютером, постоянно о чем-то думаем.

На йогу приходят женщины, ты им говоришь: «Поднимаем левую руку». Они смотрят на ногу и спрашивают: «Какую ногу?» Внутри современных людей нет баланса. Вдохновением для меня стало то, что у женщин, у которых только начался гормональный сбой, благодаря йоге, массажу и хорошему отношению быстро все восстанавливается, они беременеют и легко  рожают.

Родился сын. Меня позвали на обучение послеродовому пеленанию. Помню, как меня запеленали-закрыли, и… я пошла обучаться на доулу. Сейчас занимаюсь только женским здоровьем. Мы настолько чувствительны, у нас столько гормонов! Один сильный стресс может все сбить. Но. Одна позитивная ситуация все возвращает обратно. У женщин должна быть возможность быть услышанными, поддержанными, находиться в хороших условиях.

Виктория: Кто такая доула, зачем она нужна?

Юлия: Слово «доула» переводится как «рабыня» или «служанка». В этом – глубокий смысл. Современная система родовспоможения работает достаточно хорошо. Женщина получает медицинское обслуживание на нормальном уровне – и акушерки, и врачи делают свою работу хорошо в подавляющем большинстве случаев. Но поддержка – то, чего женщина не получает, отправляясь в роддом.

Надо, чтобы рядом находился человек, укрепляющий веру в себя, способный напомнить, что женщина все делает правильно, что ее тело предназначено для вынашивания и рождения детей, что рядом находятся специалисты, которые могут помочь.

А также говорить о простых вещах – дышать, менять положение тела. Доула помогает женщине быть женщиной во время родов. В этот момент происходит рождение матери. Во время родов все системы организма работают на одну задачу: появление нового человека. Этот процесс сложен, но естественен, физиологичен.

Даже когда что-то идет не так, как хотелось бы, есть осложнения, трудности, то и в этой ситуации доула нужна. Она – подруга, мама для мамы, служанка, если угодно, которая выполняет любое желание женщины, поддерживает ее, напоминает, какая та молодец. Во всех традициях рядом с роженицей  были опытные женщины, родившие одного, двух, пятерых детей. Их помощь неоценима. Она – не медицинского характера, не про то, чтобы родоразрешить женщину, а про напоминание женщине: ты со всем справишься!

Виктория: Почему модно рожать вместе с доулой?

Евгения: Это было всегда, во всех традициях, культурах. Не было роддомов, но женщина никогда не рожала одна. Роды в медицинской системе безопасны, но поставлены на поток. В роддоме одна бригада врачей может принимать до 30 родов в сутки. У них элементарно  не хватает времени на то, чтобы сделать роды для женщины комфортными. А это важно.

В это время поднимаются все наши страхи, волнения, тревоги. Кто-то готовится к родам, кто-то – нет. Но всем в определенный момент больно, одиноко, страшно. Хочется, чтобы о тебе позаботились. Принесли воды. Спину помассировали. Подышали вместе. Никто из нас не обязан проживать этот период в одиночестве.

Наталия: Эта профессия стала популярной, потому что роды отчасти интимный процесс, отчасти – сакральный. В этом процессе важно оставаться в себе. Поддержка доулы позволяет находиться в состоянии «здесь и сейчас» и сохранить добрую память о родах. Это подтверждается многочисленными мировыми исследованиями. У нас их не проводят, но они есть в Европе, Америке и многих других странах.

Исследования показывают: роды с доулой почти всегда, на 95 процентов, – это счастливые роды. У женщины остается прекрасное воспоминание о том, как малыш пришел на свет. Кроме того, доула понимает физиологию и психологию родов, но не внедряется в медицинский процесс – этим занимаются врач и акушер. Но она понимает по определенным признакам, что происходит с роженицей, когда можно поменять позу, попить воды или в туалет сходить. Если роды длительные, женщину нужно успокоить, поддержать, покормить. Или побыть с ней сначала дома, а только потом ехать в роддом.

Виктория: Расскажите о своем первом опыте участия в родах в качестве доулы?

Юлия: Я пошла доулой на роды шесть лет назад. Девочка, которая тогда родилась,  уже ходит в первый класс. Ее мама после этого родила еще одного ребенка, тоже вместе со мной. Мы вместе готовились на курсах. У нее была сложная жизненная ситуация, ей требовалась поддержка, которую некому было оказать.

Часто так бывает, что мама или сестра не могут помочь – боятся или опасаются, слишком сильно переживают. Бывает, что сама женщина не готова брать в роддом родственников. Она предложила мне пойти с ней на роды. Тогда и слова «доула» в Казахстане еще никто не знал, но в роддом пускали подруг в качестве партнера.

Мы пошли вместе в роды. Это был колоссальный для меня опыт! Роды оказались непростыми. Со стимуляцией окситоцином, болезненными схватками. Пригодились все мои навыки, знания, умения и внутренние ресурсы. Понадобилось абсолютно все, включая физическую силу (ей помогало, когда я разминала поясницу и крестец. Это был очень интенсивный массаж, после которого болели руки). Но несмотря на все, у нее остались о родах светлые воспоминания. А у меня случился прорыв в сознании. Я увидела, насколько была нужна ей. Она не отпускала меня ни на минуту, все схватки, все до одной, я была рядом. Не было возможности передохнуть. Я понимала: если я выхожу из процесса, оставляю ее хотя бы на несколько минут, ей становится хуже – больнее, труднее, страшнее. Было ощущение, что я делаю что-то нужное и важное. И я решила продолжить этому учиться.

Наталия: Первые роды в качестве доулы были с подругой, около семи лет назад. Я на тот момент уже много знала про беременность и роды. Я ее готовила, поддерживала, показывала разные упражнения, чтобы снять боль. Как-то логично все  подошло к тому, что я приняла участие в родах. Это был частный роддом, стимулированные роды. И серьезный опыт для меня. Поняла, что это многочасовая работа. Роды длились дольше 12 часов. В этом частном роддоме не было 30 рожениц в смену, мы оказались единственными в ту ночь, но никому до подруги не было дела.

Акушерка занималась акушерскими делами, врачи – врачебными, педиатры позже – ребенком. А женщиной не занимался никто, кроме меня. Она хотела то пить, то есть, то  в туалет.

Ей было больно и  страшно, она то плакала, то смеялась. Я все тогда перепробовала: травила анекдоты, пела, делала массаж, поила водой. Когда она тужилась, держала руки и ноги. Потом взяла малыша, помогала приложить его к груди. Из персонала никто не стремился оказать ей эту поддержку – человеческую, психологическую. Медперсонал этому не обучен и, по сути, не должен этим заниматься.

Евгения: Вспомнились  роды, на которых я была в студенчестве, учась в медицинском. Рожала моя близкая подруга. В тот момент я четко осознала: человек, который кажется слабым, вдруг становится очень чувствительным и сильным. В какой-то момент она сказала, что не хочет ехать в роддом, мы ждали некоторое время дома. В роддоме она пожелала сидеть на полу. Я как партнер сказала: «Хорошо, давай». Заходит акушерка и говорит: «Вы что, с ума сошли, что делаете?» Была весна, конец марта, очень тепло, но кафельный пол был прохладным. Мы постелили халаты, ушли на пол, так ей было легче  пережидать схватки. Акушеркам это казалось странным, я защищала ее как могла. Пригодились и медицинские знания.

Когда я увидела, что подруга  покраснела, позвала акушерку. Измерили давление. Оно резко повысилось. Потом подруга попросила: «Сейчас я хочу, чтобы все молчали». Для меня оказалось откровением, что все происходит само собой.

И родила она сама, без вмешательств, и позу она выбрала самостоятельно. Я думала, что знала ее, но в родах она раскрылась совершенно с другой стороны – сильная, волевая женщина. Как врача меня учили все держать под контролем, распознавать патологии,  контролировать процесс. В тот момент у меня глаза открылись. Я  поняла, что влезать в роды не нужно. Надо дать возможность женщине самостоятельно сделать свою работу.

Виктория: Доула не участвует в самом процессе родов?

Юлия: Доула – не медицинская, а помогающая профессия. Это человек, который знает физиологию и психологию женщин. На доулу обучаются женщины, сами имевшие опыт родов, это обязательно. Желательно позитивный опыт родов. Они, разбираясь в физиологических вопросах, не производят никаких медицинских манипуляций.

Доула не смотрит раскрытие матки, не измеряет давление, не слушает сердцебиение ребенка.

Может по косвенным признакам – тому как дышит, как ведет себя, какие позы принимает роженица, – делать предположения, на каком этапе родов женщина находится. Доула никогда не назначает медицинские препараты. Мы можем предложить специальный массаж, техники дыхания. Напомнить, что не стоит пренебрегать рекомендациями врачей, что нужно вовремя сдавать анализы, уделять время и внимание прогулкам, хорошему питанию. Доула помогает и женщине, и в какой-то степени врачам. Она возвращает женщину в реальность.

Виктория: Как врачи относятся к доулам?

Евгения: В большинстве случаев нормально.

Наталия: Хорошо относятся!

Евгения: Доула – это профессиональный партнер,  нас уже вычисляют. Ты приезжаешь с женщиной с хорошим раскрытием, ведешь себя уверенно,  женщина правильно дышит и адекватно себя ведет. У нас в декабре был случай – две доулы встретились в коридоре роддома после родов. Обе приехали с готовыми женщинами, мягко прошли роды, все замечательно, без разрывов. Я услышала диалог врачей: «Девочки приехали с доулами». Как-то мы рожали с девочкой в Каскелене. А там про доул не знают ничего. И врачи говорят: «Вы часто на роды ходите? Так адекватно себя ведете». Я рассказала, что есть такая профессия. Врачи были рады.

Наталия:  Доулы – поддержка для врачей. Особенно когда родов много. Они спокойны, что женщина под присмотром. Если что-то не так или роженице нужна помощь, доула может выйти в коридор – позвать. Врачи рады тому, что на одну истерику в роддоме меньше. Это готовая женщина, которая не истерит, не кричит, хорошо дышит, уверенно рожает. Женщины, которые идут на роды с доулой, понимают физиологию родов, что с ними происходит, и слышит рекомендации. Соответственно, и ведут себя более спокойно.

Юлия: У нас было несколько случаев в нашем общественном объединении,  когда не обученные и не состоящие у нас женщины ходили на роды, представлялись доулами и вели себя непрофессионально. Нарушали границы профессии – то,  чему мы обучались и обучаем в первую очередь. Они оспаривали действия и решения врачей, мешали врачам и акушерам, влезали в медицинскую часть родов. После таких партнеров врачи не рады видеть на родах женщину, которая представляется доулой, и это печально. Мы внимательно следим, чтобы доулы четко сохраняли границы профессии – оставались в позиции партнера, а не медика, принимающего роды.

Виктория: Что вы делаете с теми, у кого истерика?

Евгения: У меня был случай, когда я пошла рожать с женщиной, которая до этого потеряла четверых детей. Во время беременности ее бросил муж, ей было очень тяжело. Был риск, что меня как партнера не пустят по правилам роддома. Схватки были интенсивными, раскрытие шло хорошо, но в какой-то момент женщина принялась плакать. В таких случаях хорошо помогает просто обнять и начать дышать, но я знала, что женщина очень набожная. Спросила, что она обычно делает, когда ей плохо. Та ответила, что молится. И начала молиться. У нее истерика продолжилась, но схватки многократно усилились. Заходит акушерка и спрашивает, что происходит. Я вышла, объяснила. Нас оставили в покое. Это было так здорово. Я нашла молитву Богородице, и мы начали молиться вместе.

Юлия: Поделюсь своим методом, который не раз помогал, когда женщина теряла самообладание, не хотела взаимодействовать с врачами и говорила: «Я больше ничего не хочу, нарожалась, отстаньте, разрежьте меня, закончите это хоть как-нибудь». Такие ситуации бывают.

Женщины – разные, роды – разные. Мне помогает суггестия. Слова, которые говорятся определенным образом, очень четко. Прямо в мозг.

Поскольку есть дородовые встречи, между женщиной и доулой возникает доверие. Контакт устанавливается заранее. Я беру женщину за руку или обнимаю за плечи, говорю: «Сейчас вдох-выдох, задержка, потужились, выдох». Это конкретные, четкие очень ясные слова, которые говорятся определенным тоном. Это помогло в моих первых родах с долгими потугами. Я подсмотрела этот прием у акушерки, спасибо ей большое. Я использую это, когда женщина теряется в своих ощущениях или устает от длительного процесса.

Наталия: Чаще всего истерики случаются, когда уже вот-вот родится малыш. Когда много часов идут схватки, уже большое раскрытие, начинает тужить, но еще рано, в этот момент начинается истерика: не могу, устала, плохо, умираю. Мне помогало то, что я вместе с акушеркой и врачом объясняла женщине, что три четверти пути она уже прошла, скоро появится малыш, встреча совсем рядом. Женщина возвращается в себя и понимает – да, я столько готовилась, столько училась, осталось немножко.

Евгения:  Как-то раз сильно помог врач. Женщина  просила эпидуральную анестезию. Он сказал: «Хорошо». И ушел. А вернулся тогда, когда начались потуги.

Виктория: Как выбрать доулу?

Юлия: Это вопрос индивидуальный. Как мы выбираем парикмахера, гинеколога, стоматолога? Это человек, на которого есть душевный отклик, с которым комфортно, с кем установлены доверительные отношения. Мы стремимся к тому, чтобы доул было много, чтобы каждая женщина могла выбрать свою. Кому-то нужная конкретная женщина, которая будет четко, ясно, внятно говорить. Другой – та, что будет гладить, утешать, защищать, оберегать. Третьей нужна доула, которая зарядит уверенностью.

Виктория: Где женщина может познакомиться с доулами?

Юлия: Есть сайт doula.kz, на котором размещена информация обо всех обученных, сертифицированных, состоящих в объединении доулах. Можно почитать, посмотреть, созвониться, прийти на ежемесячную встречу. Каждую последнюю субботу месяца в семейном клубе Fly Family Club проходит открытая встреча беременных с доулами. Разбирается несколько тем по беременности и послеродовой жизни. Выступает несколько доул, можно прийти и посмотреть, какая

Понравилось?

Еще больше GOOD материалов в нашем Instagram!

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Я соглашаюсь с правилами сайта

‡агрузка...
-->-->
Новости партнеров