Сон Паскаль – итальянец, который однажды случайно приехал в Казахстан по приглашению знакомой и стал своим среди казахстанцев. Но это не главное в его истории. Его история  – качественная музыка, которую он создает как артист, полюбившийся казахстанской публике.

GH: В одном из ваших интервью, вы говорили о том, что у вас есть апашка, которая готовит вам бешпармак. Кто она? 

Сон Паскаль: Апашка ­– это мой любимый человек и единственная женщина здесь, которая никогда меня не обманывала. Она бабушка Ануара Нурпеисова и Дины Нурпеисовой. Дина это девушка, которая пригласила меня в Казахстан первый раз. Мы друзья.

GH:  Мы думали вы приехали в Казахстан ради любимой? 

Сон Паскаль: Изначально я приехал сюда по приглашению Дины. Тут я влюбился в девушку по имени Айгуль и переехал уже жить в Казахстан ради нее.

GH: Это та Айгуль из вашей песни про «Айгулю Чайку»?

Сон Паскаль: Да она была настоящая «чайка». Но у нас были великолепные отношения на уровне физики, но они не были мирными на уровне сознания. В один прекрасный день я сказал, что пойду за продуктами и убежал в Астану. Потому что она меня бы просто так не отпустила. Я стал ужасным подкаблучником. Понимаете, итальяшка без опыта, который не знает ваш менталитет.

Я выступал на проекте Ануара Нурпеисова который назывался «А Tunes», получил второе место, затем вернулся в Англию, где я на тот момент жил. Потом стал переписываться с Айгуль и решил приехать во второй раз по ее приглашению. И так мы пробыли в отношениях полтора года. Затем я встретил свою большую любовь – Асию в 2013 году. Это самый главный человек в моей жизни по сей день, хотя мы и расстались год назад. Мы были вместе четыре года. Вместе работали, она играла на пианино вместе со мной в одной команде. Она была тогда еще совсем маленькой, ей было всего 17 лет. Но я, конечно, дождался ее 18-летия. У нее отец 2 метра, очень большой (смеется).

GH: И все же, расскажите подробнее как вы оказались в Казахстане и чего от него ждали?

Сон Паскаль: Меня пригласили на проект Ануара Нурпеисова «А Tunes». Я подумал почему бы и нет, бесплатно побывать в другой стране – это отличная возможность. Тем более я слышал, что девушки в Казахстане очень красивые и природа шикарная. Меня пригласили, как свежую кровь из Европы. Для того чтобы привлечь больше внимания к проекту. Был спонсор – акимат, который платил.

GH: Когда вы впервые услышали от Дины про Казахстан, знали ли вы что-то о нашей стране или обратились к Гуглу?

Сон Паскаль: Я, как и многие европейцы, знал о Казахстане благодаря фильму про Бората. Но я хочу добавить, что все понимали, что этот фильм вовсе не о Казахстане, а об уровне мышления американцев. В Италии мы играли в игру «ризотто» (аналог игры «города»). Мы называли разные страны – Камчатку и Казахстан – но я ничего не знал о Казахстане тогда. Я даже тогда не знал, что вы азиаты и как выглядите. Это было уже так давно, и да, скорее всего, я загуглил и получил более подробную информацию про Казахстан.

Это был 2011 год, я тогда выступал в Риме, Лондоне, Милане. У нас была своя группа. Мы с Диной Нурпеисовой встретились случайно в клубе, где я выступал. Она оказывается уже была поклонницей моего творчества, слушала мою музыку. Она прям накинулась на меня и говорила: «Я люблю тебя». Потом после выступления мы все сидели вместе большой компанией и познакомились поближе. Дина говорила на чистом итальянском. Она пригласила нас всех в Казахстан. Все, конечно, посмеялись и восприняли приглашение больше как шутку. Я тогда подумал: «А почему нет?». Я всегда был легкий на подъем.

Я в то время был очень занят своими проектами, но все же решил воспользоваться предложением и ехать. Помню, я прилетел в Казахстан в 4 утра. Меня сразу отвезли на зону отдыха «Табаган». В моей комнате спал парень, позже я узнал, что его зовут Жангир. Это был первый человек, с кем я познакомился здесь. Когда я пришел он очень шумно спал, я даже не видел его лица.

Не скажу, что это был шок для меня, потому что я привык к разным условиям. Но должен сказать, все было очень комфортно. Люди были очень дружелюбными, а у меня был чистый энтузиазм.

GH: Это ваш первый приезд для участия в конкурсе. А когда вы решили ехать в Казахстан второй раз ради девушки Айгуль, был ли у вас четкий план, чем вы тут будете заниматься? Хотели ли вы покорить местную публику своей музыкой?

Сон Паскаль: Конечно, это комбинация эмоций и целей. Я музыкант и всегда им был. И тогда уже 4 года я профессионально занимался музыкой. За два года до встречи с Диной я выпустил свой собственный альбом. Когда я приехал и увидел, что здесь еще рынок эстрады не сильно заполнен, я понял, что тут есть много возможностей.

Поначалу я жил с Ануаром у его апашки. Тогда у меня не было денег снимать отдельное жилье. Апашка – великолепный человек, очень интеллигентная и культурная. Она очень плохо готовит, но зато в театр мы с ней ходили каждый день. Она – из алматинской интеллигенции. Я не мог бы быть более счастливым и удачливым. Мне повезло с ними. Это было замечательное время.

В то время я еще совсем не говорил по-русски.

GH: Отличается ли казахстанский шоу-бизнес от европейского?

Сон Паскаль: Конечно! Стиль работы совсем другой. В Европе все более четко и конкретно. Там так сильно не обманывают как здесь.

GH:  Вас здесь обманывали?

Сон Паскаль: Очень много раз. Например, у меня был менеджер, который продал мои услуги в пять раз выше той цены, о которой мы договорились. Но я об этом ничего не знал. Мне он заплатил в пять раз меньше той суммы, которую получил. Мы с ним договорились работать 50 на 50.

GH: То есть у вас не было контракта?

Сон Паскаль: Нет, я тогда не думал о контракте, потому что и не предполагал, что он сможет меня обмануть. Мы работали 5 месяцев всего и он уже купил себе машину.

GH: Как вы поняли, что он вас обманывает?

Сон Паскаль:  Я всегда об этом думал. Потому что он всегда казался мне странным, левым. Как-то раз со мной связались представители «Казахстан Темiр Жолы», они хотели меня пригласить на корпоратив своей компании. Они извинились за то, что связались напрямую и просили сделать скидку. Сказали, что $10 000 долларов за выступление для них очень дорого. Они просили о небольшой скидке.

Я тогда так удивился. Моя реальная цена была 2000 долларов. То есть я должен был получить всего свою  $1000, в то время как он получил $9000.

Я помню мы летели в самолете из Парижа до Алматы и ругались прямо в самолете. С нами летела еще одна наша коллега. Она тогда спала. Я тогда ему сказал, что больше не буду с ним работать. Он мне пригрозил: «Если ты не будешь работать со мной, твоя карьера в Казахстане закончится. Я бойкотирую тебя везде и перекрою все каналы».

GH: Расскажите про свою песню «I’m Englishman in Shymkent». Многие считают, что вы жили в Шымкенте и даже учили казахский?

Сон Паскаль: Люди любят придумывать. Я даже могу рассказать историю в тему. Пару лет назад один телеканал попросил меня и многих артистов немного пошутить. Я придумал хорошую историю, что мой отец казах и после моего рождения он нас кинул, и что якобы мои корни идут с Мангыстау. Это видео стало очень популярным в WhatsApp и даже многие агашки посмотрели его. И даже мои друзья скидывали мне эти видео и спрашивали правда ли это.

Так что я не жил в Шымкенте, это все придумали люди.

GH: И все же, как вам пришло в голову спеть песню про Шымкент?

Сон Паскаль: Я родом из юга Италии. И мне часто говорили, что здесь я мог бы быть из Шымкента или Тараза. Такая была ассоциация. И вот одним вечером мы сидели в офисе, я перебирал мелодию на гитаре и просто напевал Im Englishman in Taraz. В то время в Таразе случился какой-то маленький теракт, и этот город стал очень популярен.

Тут все замолчали и сказали, что это звучит очень круто: «Давай запишем такую песню, но заменим Тараз на Шымкент». И так мы за один вечер с Ануаром и Вовой записали песню и залили в YouTube без каких-либо ожиданий. К утру видео уже набрало 20 000 просмотров. В то время для Казахстана это был очень большой показатель. Можно сказать, что это стало первое вирусное видео в Казахстане.

GH: То есть вы записали эту песню, даже ни разу не побывав в Шымкенте?

Сон Паскаль: Да. Но через неделю мы отправились туда. И решили снять настоящий клип. Он обошелся нам в ноль тенге. Мы тогда хорошо провели время.

GH: Хотите ли выйти на российский рынок?

Сон Паскаль: Да. Но это ответственный шаг. Для этого нужно больше денег. Я люблю эксперименты.

Сейчас я понимаю, что казахская эстрада и казахская культура находятся в определенном состоянии, которое мне не нравится. Мне не нравится фактор пропаганды. То есть артисты опустились уровень красоты национальной культуры и выбрали страшноту «тойской» музыки. Когда я только приехал в Казахстан тут было много артистов, которые делали интересную и хорошую музыку. Сейчас таких стало намного меньше.

Сейчас они поют больше на русском. Сейчас территория песен, исполняющихся на казахском языке очень сузилась. В основном только записываются для «тойев». Такие песни записывались и в Америке, но это было еще в 80-х годах. Сейчас такие аранжировки никто не делает.

Скажите, если у вас были бы свободных $20 000 в год для инвестиций в образование ваших детей, куда бы вы их отправили учиться? Если бы у вас был выбор между образованием в Лондоне и Казахстане, куда бы вы отправили своих детей? Только честно?

У кого есть деньги в этой стране, они не верят в систему образования в этой стране. Ее создают новые гражданины. Если нет инвестиций не только в нефть и газ, но и в образование, то следовательно общество, которое создается – оно не качественное. Некачественное общество создает некачественную музыку. Потому что культура – это зеркало общества.

GH: То есть вам не нравится, что наши артисты не создают качественную музыку, отдавая предпочтение «тойской» музыке?

Сон Паскаль: Нет. Местные артисты делают то, что просит публика. То есть на что есть спрос.

Я думаю нужно искать дальше и развиваться. В этом смысле русский язык очень важен. Мы же сейчас на русском даже беседуем.  Я, конечно, верю в важность казахского языка, я и сам на нем немного говорю и даже пишу песни.

GH: Вы сами писали эти песни? 

Сон Паскаль: Да, конечно. Но не без помощи моих друзей.

 GH: То есть это правда, что вы говорите на казахском? 

Иә, кішкене. Пролема жоқ. Бірақ қазір практика жоқ, себебі біз барлық достарымызбен орысша сойлесеміз. (Да, немного. Не проблема. Но сейчас нет практики. Потому что мы все говорим на русском языке).

Это на самом деле проблема, ведь мы все взаимодействуем на русском языке. И даже то поколение, которое слушает мою музыку, говорит на русском. То есть русскоязычный рынок намного больше, чем казахскоязычный. Поэтому, если я могу инвестировать свое время ради получения максимального удовольствия от своего труда, который принесет мне большие концерты, проекты и деньги, я должен делать музыку на русском языке. Потому что казахский рынок в большинстве своем для «тоев», а я тои не люблю.

GH: Что вас держит в Казахстане?

Сон Паскаль: Я очень люблю Казахстан. Мне очень комфортно здесь жить, потому что у меня уже ваш менталитет. Я не плюю в тарелку, с которой я ем. Казахстан мне дал очень многое и это все еще так. Понимаете, я уже ничем не отличаюсь от вас. Я люблю красивых казахстанских девушек, люблю природу Казахстана. Как говорил Могол: «Человек состоит из двух составляющих – ДНК и опыта». То есть жизнь в Казахстане трансформировала меня как личность. Жизнь в Европе для меня теперь уже будет скучной. Тут меня знают и любят. У меня есть много увлечений и друзей. Я увлекаюсь ездой на мотоцикле, летаю на параплане. Казахстан мне дал возможность сделать это в более короткие сроки, чем у меня получилось бы это в Италии. Я всегда говорю своим друзьям из Италии, когда они сюда приезжают: «Если ты можешь это придумать, значит ты можешь это получить». Такова динамика Казахстана. 

GH: Вы считаете в Европе меньше возможностей?

Сон Паскаль: Потому что нас там намного больше.

Продолжение беседы с Паскалем, читайте во второй части интервью на Goodhouse.kz

Интервью: Айгерим Амирхан

Подпишись на рассылку и будь в курсе самых интересных и полезных статей

Я соглашаюсь с правилами сайта